Часть четвертая

ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ГИПНОСОН.


...

Психопрограммирование собственными силами

Не все и не всегда объясняется только действием пси-генераторов или гипнозом. Мы — больное общество. И о степени его податливости и внушаемости можно судить по тому, как мы реагируем на самые простые формы внушения — телевизионную рекламу. Уж кажется, каждый из глядящих в синее око телевизора знает, что рекламу делают для того, чтобы мы облегчали свои кошельки. Но завораживающие цвета, выверенный текст, музыка или доверительная интонация, использование имиджа прославленных актеров — все это работает как чудесное гипнотическое средство. И уж если мы увидим в магазине то, что так красиво смотрелось в рекламном ролике, то не пройдем мимо.

За последние годы наше общество стало обществом потребителей. И нас ведь убеждают все из того же «ящика», что это хорошо, просто превосходно! Анализировать информацию не нужно. Нужно покупать, покупать, покупать… На Западе доже появился новый термин «шопингмания», то есть невозможность удержаться от покупки груды ненужных вещей. Это результат длительного и целенаправленного программирования, которое теперь и для нас начинается с самого детства. И постепенно из «человека мыслящего» мы переходим на стадию «человека стадного», а после этого падаем еще ниже и становимся «человеком послушным», игрушкой для тех, кто по праву считает себя хозяевами.

Даже те, кто думает, что умеет «фильтровать базар», не всегда способны отделить достоверную информацию (факты) от домыслов. К такому типу восприятия сообщений без анализа данных людей приучают выступления аналитиков, политологов, ведущих блоков теленовостей. И зритель начинает воспринимать только готовую информацию, которую поглощает не на уровне мысли, а на уровне эмоций. «Выбирай сердцем», — советуют нам во время предвыборной гонки. Мы и выбираем. А когда начинаем анализировать, кого ж это нас угораздило выбрать, — волосы встают дыбом.

Невосприимчивый к внушению человек обычно составляет собственное мнение. Он может oпeрировать известными ему фактами и делать свои выводы. Внушаемый зритель не анализирует сообщений. Он выбирает себе эмоционально близкого диктора и далее считает мнение хозяев телеканала собственным мнением. Если симпатичный этому человеку диктор скажет заведомую глупость или откровенно соврет, зритель ничего не заметит. У него с диктором (политиком, артистом, комментатором и т. п.) душевный контакт. А проще говоря, зритель обработан. Именно таких людей и мечтает видеть в качестве гражданского населения любое военное ведомство.

И не только оно. Такие люди нужны, чтобы развивалась торговля, чтобы мы покупали только лицензированные товары, дорогие лекарства, ездили на престижных машинах, жили в престижных отелях и вообще из кожи вон лезли с уровнем зарплаты, как у американского бомжа, выглядеть и жить как американский сенатор. Это, конечно, плохо, но не предел кошмара. Предел — когда мы начинаем верить в то, что вчера считали еще полным идиотизмом, слышать голоса и вообще вести себя как полноценные шизофреники. Тогда нам можно внушить все что угодно и когда угодно. А если никто не желает нам ничего внушать, мы начинаем внушать себе сами всякие глупости и, не дай бог, доходим до того самого диагноза, который так любят ставить доктора жертвам психотропной обработки.

Я приведу в назидание доверчивым и не желающим слушать голос собственного разума реальный факт, случившийся в русской деревне Богачено. Ему была посвящена статья в провинциальной газете «Новости Кутыма» В этой заметке рассказывалась жуткая история, как семейная пара, вроде бы вполне нормальные люди, внезапно совершили чудовищное по жестокости убийство.

Татьяна и Сергей Д. жили в деревне Богачево, а мать мужа — в селе, расположенном за пять километров от их дома, в Араповке. Д. были, конечно, не безупречными людьми: выпивали, любили поскандалить, но в целом они не были ни извращенцами, ни садистами. Например, Сергей любил животных и всегда тяжело переживал, если приходилось резать скотину. Татьяна отличалась меньшей впечатлительностью, но как раз она заботилась о престарелой Ольге Васильевне, матери Сергея. В любую погоду через день она навещала старушку.

Та осень, когда случилась беда, для семьи Д. выдалась не самая хорошая. Сергей лишился работы, а Татьяна узнала, что у нее не будет детей. Видимо, она переживала свою беду тайно. Только стала часто прикладываться к бутылке. Сергей составлял ей компанию, пока ему не пообещали нового трудоустройства. Татьяна такому повороту вроде бы обрадовалась, и они резко перестали выпивать. Но потом выяснилось, что Сергея на новую работу не возьмут…

За неделю до беды у Татьяны вдруг как-то изменилось поведение. Она стала подозрительной, часто застывала посреди дела на месте и бессмысленно смотрела куда-то вдаль. Сергею она стала жаловаться, что с ней что-то неладное творится. И она шепотом ему открыла, что знает, кто наводит беду. Сначала муж отказывался верить, что его мать прячет «космический лазер», которым по ночам, когда Д. спят, сверлит в их головах дырочки и откачиваёт удачу. Татьяна пообещала доказать свою правоту. Вечером, посетив Ольгу Васильевну, она сказала шепотом, что выяснила, куда та прячет «ведьмовскую дрянь». В газовую плиту. Вот почему она жалуется, что духовка не работает.

Всю ночь супруги не спали. Они молились. Правда, Татьяна молитв не знала, Сергей тоже, так что они открыли купленную когда-то православную книжку и читали прямо с листа. Утром Татьяна сказала: «Все, пора». Сергей вздохнул, отвел глаза и тоже сказал: «Пора». В два часа дня Д. пришли к матери Сергея, оглушили больную старушку, начертили на полу в доме пятиконечную звезду и уложили тело внутрь, а вокруг звезды провели мелом круг. Сергей читал все те же молитвы из книжки, а Татьяна, вооружившись топором, рубила тело Ольги Васильевны на части, как рубят мясо. Жертва, на ее счастье, в сознание не пришла.

Потом, когда дело было сделано, супруги развели во дворе костер. Сергей послушно выполнял все приказы жены. Двигался он замедленно, смотрел невидящим взглядом. Удивленные соседи, увидев перемазанную кровью Татьяну, спросили, что она собирается делать. «Жгу космическую дьяволицу», — сказала Татьяна. Сосед увидел выглядывающие из тряпки пальцы и тут же побежал за участковым. Когда подъехала машина с мигалкой, Татьяна истово перекрестилась и сказала, что наконец-то за ними прислали ангела. Сергей бормотал, что спас свою мать от захватчиков разума. Но до суда дело не дошло. Обоих убийц отправили на лечение в психиатрическую клинику.

После ареста Татьяна почти две недели не спала, была возбуждена, продолжала слышать чужие голоса и исполнять приказы «ангела». Чтобы она не нанесла себе увечий, пришлось надеть на женщину смирительную рубашку. Потом Татьяна заснула и проспала двое суток, а когда открыла глаза, ничего о своем преступлении не помнила. Просила, чтобы к ней пустили Ольгу Васильевну. Сергей пришел в себя значительно раньше. Стоило только разъединить супругов, как он стал вполне адекватным, тяжело переживал смерть матери, спрашивал, где ее похоронили. Но самого убийства он не мог вспомнить. Говорил, что помнит, как читал молитвы и чертил круг, огонь костра помнит, а что было еще — темно.

Что ж это было за наваждение, которое спало точно пелена с глаз и лишило памяти? С Татьяной Д. все понятно — параноидальный психоз на почве переживаний и резкого выхода из запоя. А вот с ее мужем сложнее. Он, к несчастью, своей жене доверял полностью и безоговорочно, он полностью растворился в ее искаженном сознании и перестал себя идентифицировать, потерял чувство времени, перестал осмысливать собственные действия, то есть превратился в послушного раба, который пунктуально исполнял любой приказ любимой женщины. И то, что любимая женщина — сумасшедшая, этого он тоже не мог воспринять. Если бы Татьяна приказала покончить с собой — он бы сделал и это. Такова была степень его доверия. Или, если хотите, степень его зомбированности. Такие случаи известны, по-научному явление называется глубоким эмоциональным резонансом. И чаще всего наблюдается у семейных пар.

Известен подобный случай, когда в семье у супругов стала развиваться прогрессирующая шизофрения. В этот родительский бред включились даже дети. Врачи сообщали, что у всей семьи появились идеи, что «о них говорят, на них намекают в газетах, к ним подсылают шпионов, какой-то аппарат гудит, напускает к ним дурно пахнущие газы и к тому же проецирует на потолок магические картины и изображения». Жена страдала слуховыми галлюцинациями, муж — зрительными. Жена считала, что голоса на нее постоянно оказывают давление, муж верил, что у него из головы вынимают мысли. Весь мир ополчился против них — начиная от лавочника и кончая церковью и государством. Семья стала вести крайне обособленный образ жизни, в то же время домочадцы ставили ловушки для преследователей, придумывали средства защиты и варианты разоблачения, пока в конце концов не попали в больницу.

Немецкая история была еще трагичнее. Некий гражданин, страдающий галлюцинациями, принес в жертву богу свою малолетнюю дочь и сообщил жене, что ребенок воскреснет на третий день. И жена (женщина психически полноценная!), сидя над трупом дочки, ждала этого воскрешения. Только когда назначенный срок истек, она обратилась к властям.

Французская парочка попала в «психушку» потому, что жена смогла убедить своего престарелого супруга, что она выходит замуж за английского принца. Не усомнившийся в этом муж тут же стал хлопотать о разводе. Но когда его попросили назвать причину столь неожиданного решения после долгих лет счастливого брака и он честно эту причину обозначил, пара оказалась в заведении, где гарантирована квалифицированная помощь. Муж, извините, тоже был абсолютно вменяем!

И — заметьте — никакого облучения, никаких приборов. Любовь! Но почему такое происходит? Почему мы оставляем свой ум в прихожей? Почему мы начинаем жить чужим умом, не всегда здоровым? Нужен для этого глубокий эмоциональный резонанс? Конечно, нужен. И стимулом могут стать не только любовь и преданность, а очень часто — страх или особые доверительные отношения. Именно этими двумя крючками действуют мошенники и бандиты, чтобы навязать нам свою точку зрения. Они управляют нами, потому что управляют нашими чувствами. Мы становимся послушными орудиями, когда нам угрожают, только редкие люди способны в такой ситуации противостоять угрозам. Самое интересное, что бандиты всегда хорошо чувствуют, как нужно работать с «клиентом». Когда сопротивление сломано, они дают обещания, которых никогда не исполнят. И напуганные люди верят каждому их слову!

Так же расчетливо действуют и те, кто навязывает нам особо доверительные отношения. Они ловят нас на чувстве собственной значимости, нашем уме, нашем нестандартном отношении к жизни. И выдвинутая ими бредовая идея, которую при «дневном свете» мы сочли бы непригодной к употреблению, кажется нам верхом совершенства! Особенно если эта идея излагается с высокой трибуны, а мы смотрим на эту трибуну (или с в телевизор) и шепчем себе: «Ах, как верно, как ново, как вовремя!»

Психология bookap

Мы ошиблись? Или нас обманули? Нет, если это с нами произошло, то стоит задуматься, почему мы стали такими податливыми, почему наши эмоции можно сделать сильными, почему чувства гнева, радости или бессмысленного ожидания чуда наполняют нас, как воздушный шар. Надо просто на минуту отвлечься от накала страстей, притупить эмоции и заставить работать тот прибор, который помещается в нашей черепной коробке. Научитесь анализировать все, что видите и слышите, не поддавайтесь эмоциям. Это первый шаг, который защитит вас от чужого воздействия. Критически настроенный человек становится негипнабельным. Ему очень трудно «вешать лапшу», его сложно обманывать, а если…

К сожалению, бороться с аппаратным воздействием гораздо труднее. Но критически настроенный человек способен хотя бы заметить, что им кто-то управляет. А если заметит, то сделает и второй шаг: будет искать способы, как победить то, что стремится подчинить его мозг.