ГЛАВА 7

БЕЗМОЛВНЫЙ ЯЗЫК ЛЮБВИ ПОЗА, ВЗГЛЯД, ПОДХОД


...

Стоит ли хранить престиж?

И тем не менее взгляд, прикосновение, запах – еще не весь арсенал женщины, вступившей «на тропу войны». Голос – весьма существенная часть данного подхода. И не всегда важно, что она говорит, важен именно тон ее голоса, то приглашение, которое чувствуется за ее словами, темп и интимность, нежность звука.

Это хорошо понимают французские актрисы, но французский язык и сам по себе таков, что допускает сексуальность независимо от того, что говорится. Один из самых забавных скетчей бродвейских ревю, которые я когда-либо видел, представляли актер и актриса, изображавшие «сцену из французского кино». Каждый читал список овощей на французском языке, но сам тембр голоса, модуляции и намеки просто-таки источали сексуальность.

Итак, как уже отмечалось раньше, один канал связи используется для передачи двух сообщений. В области любви и секса такое использование является весьма обычным делом. Для «агрессивно готовой» женщины этот способ может служить средством обезоруживания мужчины. Такой трюк при сексуальном преследовании используется как мужчинами, так и женщинами. Если вы выводите вашего соперника из равновесия, вызываете его тревогу, то он или она становится относительно легкой добычей. Хитрость использования возможностей голоса для передачи одного безобидного словесного сообщения и другого, более значимого и гораздо более сильного, не выражаемого словами, особенно эффективна, поскольку намеченная жертва, мужчина или женщина, по правилам игры протестовать не может. Если такой протест высказывается, агрессор всегда может заявить, имея некоторые основания: «А что я сделал? Что такого я сказал?»

В этом заключается способ сохранения престижа, и независимо от того, насколько горяча погоня за любовью или сексом, все это можно проделывать без риска потери престижа. Для многих, особенно если они не чувствуют себя в безопасности, «потеря лица» является большим унижением. Сексуальный агрессор, если он или она действительно искушены в своем деле, заботятся о том, чтобы хранить престиж своей потенциальной жертвы только как средство манипулирования. Чтобы быть сексуально агрессивными, мужчина или женщина должны иметь и самообладание, и осторожность, но действовать без необходимости сохранения престижа. С другой стороны, личность, сексуальная безопасность которой не обеспечена, потенциальная жертва охоты, отчаянно нуждается в том, чтобы избежать унижения, чтобы сохранить лицо, и это ставит ее в такой игре в чрезвычайно неудобное положение. Агрессор может манипулировать потенциальной жертвой, используя потерю лица или лишение престижа в качестве угрозы. Например, если агрессор вступает на территорию потенциальной жертвы и говорит чрезвычайно сексуально соблазнительным голосом банальности, что делать жертве? Отпрянув назад, она рискует нарваться на удивленно поднятую бровь партнера: «А что, вы думаете, я хотел(а)?»

Предположить, что агрессор охотится за её сексуальностью, – значит придать себе большую цену, чем она, по ее предположению, имеет. Быть отвергнутой после этого значило бы перенести чересчур большое унижение. А вдруг она и действительно неправильно интерпретирует его мотивы? И таким образом в большинстве случаев агрессор этой уловкой добивается своего.

Психология bookap

Тот же самый тип взаимодействия используется агрессором с сексуальными отклонениями. Скажем, такой мужчина, пытающийся ласкать женщину или касаться ее «прелестей» в толпе, рассчитывает на ее страх и отсутствие уверенности. Действуют те же соображения, и опасение «потерять лицо» 'может не дать ей выразить протест. Она идет на то, чтобы не привлекать к себе внимание и терпеть приставания извращенца, видя в том меньшее унижение.

Многие сексуальные извращенцы-эксгибиционисты, которые достигают удовлетворения показом своего обнаженного тела, ожидают аналогичной реакции, полагаясь на смущение и стыд своих жертв. И если бы жертва реагировала смехом, любым другим способом показала, что это ее развлекает, или просто агрессивно приблизилась к нему, для извращенца такое, возможно, стало бы надолго запомнившейся неудачей.