ПравообладателямПсихоанализ литературы. Пушкин. Гоголь. Достоевский, Ермаков Иван
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Ермаков Иван Дмитриевич pdf   Читать

В книгу известного ученого И. Д. Ермакова, одного из основателей русской психоаналитической школы, входят его исследования по русской литературе: книги о Пушкине (1923) и Гоголе (1924), неопубликованная монография о Достоевском; впервые печатается Автобиография ученого, небольшая подборка его эссеических текстов, написанных в 1930 - е годы. Издание иллюстрировано графическими работами И. Д. Ермакова 1910 - 1930 - х годов, оригиналы которых хранятся в собрании его дочери, М. И. Давыдовой.







PDF. Психоанализ литературы. Пушкин. Гоголь. Достоевский. Ермаков И. Д.
Страница 480. Читать онлайн

Комментарии

на Ср.: «Вот что значит, когда живописец дает последний туш своей картине» (слова

Гоголя в передаче С. Т. Аксакова // Записки о жизни Николая Васильевича Гоголя / Сост. Н. Кулиш: В 2 т. СПб., 1856. T. 2. С. 230).

'зо В домашнем архиве у М. И. Давыдовой сохранился текст поздней статьи Ермакова

«Чацкий, Онегин, Печорин. "И жить торопится, и чувствовать спешит..."» (датирован декабрем 1937 r.). О перечисленных в заголовке героях Ермаков пишет, что

они — «дети своего времени, продукты социалъных условий и среди них — болезней того времени. И посколъку болезнь неразлучна со здоровьем и определяется

им, постольку она является знаком большей или меньшей неуравновешенности

при стремлении приспособиться к среде.

Неврастения и есть как раз такая форма болезни, когда больной отходит от

жизни и только частично может приспосабливатъся к ней, насколько позволяют

ему его симптомы, неспособные, впрочем, удовлетворить ни больного, ни среду.

Таким образом, неудовлетворенность как основное состояние характеризует жизнь

всех трех героев, хотя и в различной степени»,

О Чацком здесь, в частности, говорится:

«Чацкий приезжает в Москву с самонадеянным взглядом на нее, он ничего от

нее не ждет; он наперед знает, что жизнь в Москве остановилась, он ее перерос.

«Что нового покажет мне Москва?» Все то же, все так же однообразно й скучно,

как скучно все Онегину. «Тот сватался — успел, а тот дал промах», Чацкий не

рассчитал и как раз дал промах, и нужно сказать — сам в болъшой степени подготовил свой промах. И вот с досады, в раздражении на свою неудачу он мог только

еще усилить и сделать болезненнее крах, вероятно, не первый крах в его жизни.

Озлился, и обвинил не себя, а других <...>

Все бездарности устраиваются, выдвигаются, а Чацкий, если и растет, то,

может быть, как его автор, — внутренне, в смысле протеста, а внешне — нет. Так

от Саши Грибоедова ждали, что он сделается статским советником, а у Саши

глубоко внутри мучителъное чувство своей неполноценности, делающее его злым,

раздражителъным, хмурым, то необщительным н замкнутым, то агрессивным и

способным опорочивать всякую возможность ждать хорошего как от себя, так тем

более от других. Хотя он и нападает, но он чувствует, что отстал от других, и в

злобе зовет назад к старине...

Справка о французике из Бордо не предвещает ничего хорошего, потому что

его отзывы о Париже и о Москве одинаково диктуются его раздражением и в этом

раздражении он способен видеть одно только дурное и унизителъное, другими

словами, то, что больше всего соответствует его душевному состоянию.

Из Франции он стремился и летел в Москву, потому что самонадеянно думал,

что Софъя, лишившись матери, терпеливо его ждет и его примут как жениха, с

распростертыми объятиями. И какой афронт! В озлоблении он ставит все на карту, дает выход своему раздражению и злобе, совершенно не считаясь с тем, перед

кем и для чего он говорит, и бичует общество и только ухудшает свое положение»,

'н Гоголь в воспоминаниях современников. С. 78, 77, 85, 93.

пт Далее весь текст — достаточно вольный, с некоторыми искажениями пересказнезакавыченная цитата из статьи В. В. Розанова «О Гоголе (Приложение двух

этюдов)»; ср.: «Но в этой картине совершенно нет живых лиц: это крошечные

восковые фигурки, но все они делают так искусно свои гримасы, что мы долго

подозревали, что уж не шевелятся ли они. Но они неподвижны; всмотритесь еще

раз в приведенный выше отръшок: картуз есть единственное живое лицо там,

которое хочет жить, но и оно придерживается вовремя. Все остальные передвигают руками и ногами, но вовсе не потому, чтобы хотели это делать; это за них автор

переступает ногами, поворачивается, спрашивает и отвечает; они сами неспособны к этому. И это не потому вовсе, что они бессмысленны: бессмысленность-

второе здесь, что уже само собою вытекает из безжизненности. Вспомните Плюшкина: это в самом деле удивительный образ, но вовсе не потому, как оригинально

480

Обложка.
PDF. Психоанализ литературы. Пушкин. Гоголь. Достоевский. Ермаков И. Д. Страница 480. Читать онлайн