Глава 5 Волевые психические процессы


...

§ 4. Поведение личности как объект уголовного права

«Объектом исследования уголовного права является поведение человека, под которым понимается внешнее проявление человеческой воли»25.


25 Игнатов А. Н., Красиков Ю. А. Курс российского уголовного права: В 2 т. Т. 1: Общая часть. М.: Норма, 2001. С. 68.


В уголовном законе используются такие психологические категории, как действие, деятельность, поведение, поступок. Для обозначения преступления в целом используется термин «деяние» — социально значимый сознательный поведенческий акт.

В существующей догме российского права основным признаком преступного деяния признается его общественная опасность, т. е. нарушение преступным деянием базовых социальных ценностей.

Понятие общественной опасности возникло в сфере социологической школы права и активно использовалось советским правоведением. Оно было впервые официально закреплено в «Руководящих началах по уголовному праву» в 1919 г. На протяжении существования советской власти понятие «общественная опасность» трактовалось как опасность для существующего режима, как классовая опасность. (Были даже попытки заменить понятие общественной опасности понятием «классовая опасность».)

Волевые качества Этапы волевого действия выбор цели, формирование модели желаемого результата борьба мотивов принятие решения, программирование действия исполнение . оценка результата
действия
Сильная воля: целеустремленность, ситуативная адаптивность, решительность, настойчивость в целедостижении, критичность Ясное осознание Обоснованное сопоставление возможных вариантов, нравственное предпочтение одного из них, личностная санкция предпочтительного варианта поведения Окончательный выбор варианта поведения, формирование поведенческой программы с учетом всех существенных обстоятельств Устойчивость исполнительских действий, их системная целедостигающая организация, преодоление психических и физических трудностей Критическая оценка достигнутого результата, его соотнесение с мотивом совершенного поведенческого акта
необходимости
и возможности
достижения
планируемого
результата
Слабоволие Слабое целеполагание, уход от возможных трудностей Неспособность к всесторонней и обоснованной оценке вариантов Необоснованный выбор поведенческого варианта без стремления к его выполнению Неустойчивость исполнительских действий, быстрое истощение Удовлетворенность любым достигнутым результатом, нежелание его усовершенствования
Повышенная Принимается внешне заданная цель без ее критического анализа Отсутствует Дается извне Возможны модификации от интенсивных до слабых Пониженная критичность
внушаемость
Упрямство Объективно не обоснованное Отсутствует Быстрое и необоснованное Отсутствует

В современном уголовном законодательстве эта базовая категория уголовного права не имеет четкого определения. В уголовно-правовой доктрине оно трактуется как объективное свойство деяний, влекущее негативные изменения в социальной действительности. Такая нечеткая трактовка основной категории уголовного права недостаточна для построения всей правовой системы.

Аморфным является и понятие «степень общественной опасности», лежащее якобы в основе классификации преступлений (преступления небольшой тяжести, средней тяжести, тяжкие и особо тяжкие преступления).

Определяя содержательную сторону этих видов преступлений, законодатель вынужден прибегнуть к критерию тяжести наказания за их совершение. Основой классификации преступлений здесь является юридический, а не социологический признак «общественная опасность».

Юридическим признаком преступления является противоправность, уголовная наказуемость, запрещенность деяния уголовно-правовой нормой. Деяние не может считаться преступлением, если оно не предусмотрено уголовным кодексом (nullum crimen sine lege — нет преступления без указания о том в законе).

Современная парадигма преступления исключает из его определения признак общественной опасности. «Анализ преступления как акта поведения человека позволяет дать определение понятия преступления как действия или бездействия, обладающего юридическими признаками, предусмотренными Особенной частью Уголовного кодекса»26.


26 Игнатов А. Н., Красиков Ю. А. Указ. соч. С. 77.


Основанием уголовной ответственности также является не общественная опасность деяния, а наличие в деянии признаков, указанных в конкретной норме уголовного права. Основу уголовной ответственности составляют социально-негативные особенности отдельных звеньев волевого деяния, образующих состав преступления.

В составе преступления различаются объект, объективная сторона, субъект, субъективная сторона.

Объект преступления — нарушаемый вид общественных отношений, охраняемый правом. Объективная сторона состава преступления — внешняя выраженность противоправности преступного деяния, социально вредных его последствий, способы его достижения и пространственно-временные условия его наступления.

Субъект преступления — вменяемое лицо, достигшее определенного законом возраста и обладающее дееспособностью — способностью приобретать гражданские права и нести гражданские обязанности.

Субъективная сторона состава преступления — психическое содержание совершенного деяния, проявившееся в умысле или неосторожности, в мотиве умышленного деяния (его личностном смысле для данного преступника), целях преступления, виновности преступника и в его криминально значимых личностных особенностях.

Все элементы состава преступления системно взаимосвязаны. При этом субъект и субъективная сторона преступления определяют особенности механизма совершения преступления; они имеют исходное системообразующее значение. Между тем трактовка в праве субъективной стороны состава преступления осуществляется в отрыве от соответствующих психологических основоположений.

Важнейшим элементом субъективной стороны состава преступления является вина, которая в доктрине права трактуется как психическое отношение лица к совершенному деянию и его последствиям. О несостоятельности такой трактовки вины речь идет в гл. 11 «Криминальная психология». Здесь же отметим, что такое аморфное определение вины не раскрывает ни ее психологического содержания, ни социальной сущности, ни социально-негативных качеств личности виновного.

В доктрине права встречаются грубые ошибочные положения. (Например: «Установление мотива, цели и эмоций позволяет определить степень (!) вины»27.)


27 Игнатов А. Н., Красиков Ю. А. Указ. соч. С. 207.


Вне психологии остается и трактовка в праве форм вины. Понятие умысла и неосторожности в психологическом плане невозможно раскрыть без использования таких категорий, как мотив и цель. В то же время в законодательной трактовке форм вины (ст. 24—26 УК РФ) эти категории отсутствуют. Нельзя согласиться и с утверждением, что мотив и цель деяния — факультативные признаки вины28.


28 Там же. С. 208.


В доктрине права нет четкого понимания сущности мотива преступного деяния. К мотивам деяния относятся и негативные качества личности (корысть, ревность, жестокость и т. п.) и даже эмоции. («В преступном поведении эмоции играют роль мотива...»29) Нередко встречается и ошибочное утверждение о «бессознательных мотивах».


29 Игнатов А. Н., Красиков Ю. А. Указ. соч. С. 207.


Неудовлетворительно трактуется в доктрине права понятие «личность преступника» — как бессистемный набор отдельных негативных качеств. Текущая же модификация личностных свойств — психические состояния личности — почти полностью игнорируется. Между тем волевая регуляция поведения осуществляется личностью, находящейся в определенном психическом состоянии.