Глава 7: Холистическая перспектива

Из-за серьезных осложнений, связанных с ЛСД, доктор Станислав Гроф начал развивать альтернативный терапевтический подход, в котором не используются психоделические средства. Все больше внимания он стал уделять методу, теперь называемому терапией холотропного дыхания. Этот метод напоминает широко известную технику «ребефинга», которую в Калифорнии в начале семидесятых годов развивал Леонард Орр. Ребефинг, как и терапия холотронного дыхания, восходят к практике Пранаямы — индийской йоги, — которая для достижения измененного состояния сознания использует беспрерывное, ритмическое дыхание. Пациент лежит в удобной позе, рядом сидит ассистент, задача которого заключается в том, чтобы помочь пациенту во время кризисов. В первой фазе терапии пациент начинает ритмично дышать, не делая перерывов между вдохом и выдохом. Как пишет Орр: «Сливаешься со своим дыханием, течешь, горишь, паришь, глубоко расслабляешься, твои мысли растворяются в твоем духе, растут, будят твою внутреннюю сущность и тихие голоса души…»

Однако в терапии холотропного дыхания техника более интенсивна, а результаты наступают более неожиданно и драматично. Дыхание сопровождается музыкой, отражающей различные фазы процесса очищения. Гроф поясняет: «Музыка сама по себе является движением. Поэтому вначале начинаем с чегото более стимулирующего, мощного. Позже, по истечении часа, начинается движение к кульминации, сопровождающееся музыкой «перелома» — например, с использованием мелодии колоколов или очень сильных, трансцендентирующих звуков»[89]. Гроф применяет очень разнообразные, «затягивающие» ритмы, используемые некоторыми из африканских племен, песни суфиев, индийские раги, японские флейты и разные формы «экологической» музыки.

Парадоксально, что разновидность гипервентиляционного дыхания, которое используется в холотропном подходе, в сущности уменьшает количество кислорода, попадающего в кору головного мозга, вызывая естественный «haj»[90]. Эта техника наследует опыт мистиков, живущих на больших высотах, где воздух сильно разрежен, и поэтому она — как утверждает сам Гроф — идеальна для тех, кто не может отправиться в Гималаи! Однако важнее то, что холотропное дыхание, так же, как и психотерапия, опирающаяся на ЛСД, может разрешать глубокие эмоциональные проблемы, связанные с актом рождения, а далее — открыть трансперсональное измерение. Гроф отмечает, что холотропный опыт может также быть «благотворным, способствующим изменению и оздоровлению человека. Многие испытавшие это на себе говорили нам, что они никогда так хорошо не расслаблялись».

Характерно, что центр интересов Грофа переместился на Восток, а в последние годы эта тенденция стала преобладающей как в Движении за Развитие Человеческого Потенциала, так и в «Нью Эйдж».

Без сомнения, в конце семидесятых и в восьмидесятых годах наиболее распространенной реакцией многих из тех, кто прошел через психоделическую эру и продолжал стремиться достичь подобных состояний сознания без употребления наркотиков, было обращение на Восток в поисках знания о мистических и духовных состояниях сознания. Во-первых, там существовали практические техники медитации, которые можно было изучить и использовать для того, чтобы непосредственно испытать эти состояния. Во-вторых, совершенно очевидными были соответствия между медитацией и концепцией холистического здоровья. Поэтому нет ничего удивительного, что интерес не только к физической стороне недомоганий, но также к ментальным, эмоциональным и духовным причинам болезни и плохого самочувствия, становится наиболее плодотворным подходом к проблеме адаптации к оказывающим на нас давление обстоятельствам жизни.

Медитация

Широко распространено ошибочное мнение, что медитация — это некая пассивная интроверсия, спокойный, но бесплодный эгоцентризм. В действительности медитация является чем-то прямо противоположным и как техника контроля над мышлением благоприятно воздействует на здоровье, укрепляет чувство внутреннего покоя, усиливает творческие способности и облегчает принятие решений, а также ослабляет умственное напряжение и снимает негативные эмоции. Поэтому благодаря медитации можно устранить или ослабить многие болезненные симптомы, такие как мигрень и головные боли, высокое давление, сердечные боли и недомогания, связанные с менструацией.

Медитация становится все более популярной на Западе, главным образом, благодаря широкому интересу к системе Махариши Махеш Йоги и движению Трансцендентальной Медитации (ТМ). На сегодняшний день несколько миллионов людей в Соединенных Штатах Америки изучило какую-нибудь из техник медитации. Эта практика очень популярна в Англии, Германии, Австралии и других западных странах. Медитация притягивает тем, что расширяет наше ощущение собственного существования. Тревога, страх и напряжение, которые очень часто являются причиной болезни, становятся менее значимыми и менее мучительными, чем это ранее казалось. Во время одной из своих лекций Баба Рам Дасс сказал, что медитация освобождает сознание и открывает новые горизонты существования.

Существует два основных подхода к медитации. Первый опирается на силу концентрации, второй делает ставку на полное освобождение сознания.

Метод «концентрации» требует сосредоточения внимания на медитационном символе, звуке, пении или физическом процессе — например, на дыхании или биении сердца. Иногда используют священные мантры, такие как «Харе Кришна» или «Ом Нама Шивайя» («Благословляю мой дух»). В некоторых видах медитации, основанных на концентрации, учитель дает ученику мантру, над которой он должен медитировать два раза в день. Смысл заключается в том, чтобы направлять процесс мышления внутрь до тех пор, пока мысль не преодолеет самое себя.

В основу подхода, использующего «свободное сознание», закладывается то, что происходит здесь и теперь. Задача состоит не столько в том, чтобы поднять сознание на «высший уровень», сколько в том, чтобы осознать настоящее, сиюминутное. Такой подход делает возможным более полное восприятие потока жизни, взлетов и падений человеческого существования.

Текст «Вишудхимага» (Тропа Очищения), написанный в V веке монахом Буддхагхошей, излагает буддистский подход к медитации и в определенном смысле интегрирует оба выше названных метода. Одной из главных задач медитирующего буддиста является преодоление рассеивания, что в конечном итоге должно привести к «интеграции мышления». Когда практикующий научится медитировать в течение длительного времени, такие факторы, как стремления, скептицизм, желания и сомнения, исчезают и начинает доминировать чувство «сосредоточенности в одной точке» (благости). Внимание медитирующего поглощено объектом медитации. Этот процесс называется дхъяна. Если медитирующий продвигается дальше, он в конце концов достигает сознания Бесконечного Единства, которое лежит в основе всех манифестаций. Однако стремление к разным уровням дхъяны многие буддисты считают лишь промежуточным звеном на пути к Тропе Сосредоточения, которая в итоге приводит к нирване. Медитирующий учится освобождаться от стереотипов мышления и воспринимать мгновение повседневной реальности как совершенно новое событие. Эго становится менее значимым, и внешний мир воспринимается как тотальный и постоянно обновляющийся поток. Это, в свою очередь, приводит к отстраненности от мира страстей и страданий, к отказу от всех желаний и личной выгоды и, в конечном итоге, к растворению эго.

Рост интереса к медитации в семидесятые годы пробуждал среди некоторых психологов, врачей и ученых все более сильное стремление лучше понять духовные состояния сознания, которые проявлялись благодаря медитации. Например, было ясно, что на определенном уровне медитация может способствовать глубокому расслаблению, которое уменьшает физическое напряжение и стресс. Примеры этого привел доктор Сайд Абдулла, психиатр из Нью-Йорка. Он описал случай с пятидесятилетней женщиной, которую он лечил от астмы простыми дыхательными упражнениями и медитацией. Женщина постепенно научилась контролировать свои приступы и устранять симптомы. Она также страдала от экземы и к своей радости обнаружила, что после того как она сконцентрировала внимание на состоянии своей кожи, ей удалось излечиться и от этого недуга[91].

В свою очередь, оживился интерес к тем параметрам импульсов мозга, которые связаны с «медитирующим» сознанием, и к способам установления контроля над этими состояниями, что привело к развитию техники биофидбека и ее медицинскому использованию.

Биофидбек (биологическая обратная связь)

«Биофидбек» дословно означает обратную связь с телом. Этот метод использует электронную аппаратуру для контроля над теми функциями тела, которые связаны с напряжением мышц, активностью волн головного мозга, температурой и электрической реакцией кожи.

Своим развитием в Соединенных Штатах биофидбек обязан доктору Джою Камайя, который научился контролировать альфа-волны мозга (8-13 циклов в секунду) с помощью электроэнцифалограммы (ЭЭГ). Его устройство издавало приятный звуковой сигнал, когда испытуемый достигал уровня альфа, и поощряло его оставаться в таком состоянии. Кроме того, доктор Камайя интересовался связью альфа-волн с мистическими состояниями сознания, медитацией и духовным сознанием.

Со времени первых экспериментов доктора Камайи в 1958 г. были проведены многочисленные исследования по методу биофидбека в различных исследовательских центрах, в том числе в Институте Меннингера в Канзасе, а также в лабораториях доктора Максвелла Кейда в Англии, в которых мистики и йогины, искушенные в умении контролировать сознание, подверглись научным тестам. Значительная часть этих исследований касалась «автономных» функций тела: процессов, считающихся независимыми от воли. Сегодня можно сказать, что биофидбек позволяет обучать самонаблюдению и самоконтролю таких автономных функций тела, как кровяное давление и сердечные ритмы.

В 1979 г. в Индии йогин Свами Сатья Мурти, которому исполнилось сто два года, принял участие в эксперименте, в процессе которого он должен был замедлить некоторые функции тела, а потом вернуть их в исходное состояние. Под наблюдением медиков, в том числе доктора Й.Г.Матура, специалиста по болезням грудной клетки из Дели, Свами Мурти показал, что в состоянии транса, вызванном медитацией, он может на длительное время задерживать удары сердца. На протяжении 90 часов он постепенно снизил температуру тела с 31 °C до 26,8 °C. Похоже, это самая низкая температура, когдалибо наблюдаемая у живого человека. Через 192 часа Свами вышел из своей необычной медитации похудевшим на 5,5 кг.

На менее эзотерическом уровне биофидбек сегодня используется во многих больницах для наблюдения и лечения мигрени, гастритно-кишечных болей, повышенного давления, состояния напряжения и сердечно-сосудистых заболеваний. Например, пациенты городской больницы в Балтиморе учатся контролировать состояние своего сердца во время подключения к кардиотахометру, который дает цветные световые сигналы. Подобно тому, как при обучении вождению автомобиля, пациенты учатся замедлять ритм сердца, когда загорается красный свет, и ускорять его, когда загорается зеленый. Существуют также некоторые приборы, световые сигналы которых становятся более интенсивными, когда пациент расслабляется. Их можно использовать для лечения повышенного кровяного давления, мигреней и тому подобных недомоганий.

Доктор Максвелл Кейд считает, что между четырьмя различными состояниями сознания существуют особые корреляции обратной связи. В ноябре 1974 г. он представил свое открытие в Обществе Психосоматических Исследований в Королевском Физическом колледже.

Кейд произвел измерение электрического сопротивления кожи (ЭСК) у группы людей, чтобы проверить уровень напряжения. Чем более пота было обнаружено на поверхности ладони испытуемого, тем более он был напряжен. В это же самое время Кейд также исследовал образцы ЭЭГ для волн типа альфа, бета, тета и дельта в левом и правом полушарии мозга. Ранее уже было установлено, что волны альфа связаны с расслаблением и медитацией, бета — с активными мышлением, тета — с воображением во время сна и творческим мышлением, а дельта — с глубоким сном. Из исследований Кейда возникли следующие корреляции:

Таблица № 2 — состояния волн мозга


ris3.jpg

Теперь лаборатория биофидбека имеет очень точное оборудование, оснащенное сложными измерительными приборами, которые позволяют точно измерить температуру тела, электрическое сопротивление кожи, напряжение мышц и активность волн мозга. По-видимому, лучшим на сегодняшний день прибором биофидбека является так называемый «отражатель мышления». Этот прибор, сконструированный коллегой Кейда Джеффри Бленделлом, измеряет ритмы обоих полушарий мозга, а затем трансформирует их таким образом, что их можно наблюдать в виде визуальных конфигураций. В принципе отражатель мышления состоит из экрана, оснащенного светящимися диодами, которые сгруппированы в двенадцатирядные батареи и контролируют левое и правое полушарие мозга. Указатели «альфа», «бета», «тета» и «дельта» позволяют очень точно контролировать ментальное состояние испытуемого. Проще говоря, биофидбек — это технологический путь к самопознанию. Функции тела, которые до сих пор считались непроизвольными, оказываются в определенной степени зависимыми от нашей воли — в той мере, в какой данный индивид достиг более высокой ступени самопознания и развил реакции саморегуляции.

Здоровье целостной личности

Независимо от предпринятых в семидесятые годы попыток соотнесения различных волн мозга с мистическими и измененными состояниями сознания, все более влиятельным становится другой, более всесторонний, подход — идея холистического здоровья. Положительным наследием шестидесятых годов было всеобщее понимание того, что внутренние состояния бытия имеют решающее значение для формирования принципов человечности. Без сомнения, эта идея стала основой как гуманистической, так и трансперсональной психологии, ио, кроме того, она начала влиять на концепцию здоровья и здравоохранения. Точное определение сути этой новой ориентации было дано в работе под названием «Направления Гуманистической медицины» (Сан-Франциско, 1975). Авторы разработали систему здравоохранения, которая занимается человеком тотально, то есть как физическим и духовным существом.

«Человек — это нечто большее, чем его тело. Каждый человек является целостной, взаимозависимой системой тела, эмоций, разума и духа. Клинические симптомы, которые заставляют человека обращаться за медицинской помощью, можно понять наилучшим образом именно в контексте этой целостностной и динамической связи. Сохранение здоровья зависит от гармонии этой целостности»[92].

Идея использования собственных врожденных способностей врачевания, понимание процесса преодоления болезни как возможности научиться справляться с болезнью собственными силами — вот что можно считать результатом деятельности Маслоу, Сутича и Исаленского института.

Если в более традиционных видах западной медицинской практики в целом считается, что пациент находится в зависимости от врача, а болезнь рассматривается как боль, которую необходимо устранить, то новый подход помогает пациенту лучше узнать свое состояние и принять участие в процессе лечения. Таким образом, для пациента болезненные симптомы могут стать источником прозрений и возможностью познать самого себя. Исходя из старой концепции, здоровье можно определить как отсутствие болезни, а при болезненных состояниях необходимо прежде всего обращать внимание на определенные симптомы или те части тела, которые «заболели». Теперь же основное внимание уделяется здоровью как позитивному и естественному состоянию хорошего самочувствия. Объектом медицинского рассмотрения является целостный человек, а не только симптом или орган. Все более распространенным становится сознание того, что лечение не может относиться только к физическим процессам. Оно также должно включать ментальные и эмоциональные аспекты здоровья и даже такие области, как духовные ценности, поиск личного предназначения и интегрирующая природа религиозных верований. Центр тяжести переносится с лечения на профилактику. Это возродило давно известную истину, что такие способы помощи самому себе, как разумное питание, регулярная гимнастика и самопрофилактика, являются конкретными способами избежать болезни. Как подчеркивали в Исалене Шютц и Перлз, это вопрос личной ответственности за собственное здоровье. Если необходима помощь врача, то она должна состоять не только в том, чтобы справиться с отдельными симптомами, но и в том, чтобы вернуть равновесие и способствовать интеграции организма как целого.

Очень важно, что произошел резкий отход от синтетических лекарств и поворот к натуральным средствам. Движение Холистического Здоровья делает ставку на огромные возможности человеческого организма корректировать недостаток равновесия и на умение включаться в процесс самолечения. Предпочтение отдается «естественным» методам (натуропатии, акупунктуре, шиацу и гомеопатии), которые стимулируют процесс лечения внутри самого организма. Таким образом, еще более очевидным стал факт, что лечение прежде всего должно способствовать сохранению целостности организма, что от синтетических лекарств и других «ненатуральных» средств необходимо полностью отказаться или применять их только при крайней необходимости.

Но, пожалуй, наибольшее впечатление произвело утверждение сторонников холистического здоровья, что разум, тело и дух безусловно взаимосвязаны и что поэтому здравоохранение должно в будущем включать в себя все эти измерения. Это утверждение, очень близкое мистицизму, и по сей день встречает сильное противодействие со стороны медиков. По существу, теория взаимосвязи сознания и тела только сейчас начинает приобретать признание в традиционных медицинских кругах. Если еще совсем недавно трудно было научным способом доказать, что в установлении причин болезни важную роль играет связь между сознанием (psyche) и телом (soma), то теперь многие врачи верят, что такая связь действительно существует.

Покойный профессор Ганс Селье из Монреальского университета, который внес значительный вклад в Движение Холистического Здоровья, считал, что среди факторов, лежащих в основе болезни, стресс занимает очень существенное место. Однако он постоянно подчеркивал, что стресс не следует увязывать с интенсивностью жизни. Он утверждал, что стресс является результатом нашего способа восприятия жизненных коллизий и свидетельствует о нашей способности разрешать эти коллизии. Стресс нельзя мерить мерками всеобщей нервозности, депрессии, высокого давления, импульсивного агрессивного поведения, неспособности к концентрации, предрасположенности к несчастным случаям, эмоциональной напряженности сексуальных проблем, бессоницы, мигреневых болей и других симптомов подобного рода. Селье также отмечал, что люди по-разному реагируют на задачи, которые стоят перед ними. Мы все учимся адаптироваться к требованиям жизни, однако стресс возникает тогда, когда мы не можем помочь себе. Тогда, чтобы восстановить равновесие, мы должны устанавливать иерархию ежедневных приоритетов — уменьшая или изменяя таким образом темп жизни и т. д. Иначе мы рискуем утратой здоровья, которая может начаться с внешних проявлений — таких, как кожные болезни, расстройство пищеварения, — что в конечном итоге приведет к более серьезным осложнениям.

Начаты исследования, которые должны определить, связан ли стресс с предрасположенностью к раку и инфаркту. Особое внимание уделяется проблеме, связана ли такая предрасположенность с определенными типами личности.

Уже в 1959 году калифорнийские кардиологи доктора Рей Розенман и Майер Фридман выдвинули гипотезу, что тип личности, названный типом А, корреспондируется с возможностью сердечного заболевания. Такая личность имеет обыкновенно сильную склонность к коллективной работе, очень агрессивна, планирует выполнить как можно больше работы в наиболее сжатые сроки, всегда боится не успеть насладиться красотой окружающего, никогда не перепоручает свое задание другому, имеет взрывную манеру ведения разговора, ей трудно усидеть без дела, ей свойственны привычки сморкаться, качать головой, сжимать кулаки и т. п. Действия личности типа А кажутся необыкновенно эффективными и уверенными, однако внутренне она ощущает дискомфорт и ее преследуют неудачи[93].

Не так давно под патронатом Народного института болезней сердца, легких и крови, возникло объединение, включающее в себя 25 известных американских кардиологов эпидемиологов и психологов. В своих итоговых выводах эти ученые подтвердили, что гипотеза Розенмана-Фридмана подтверждается важными доказательствами и что личности этого типа действительно подвержены риску заболевания. Как выяснилось, существует определенная связь между психологическими факторами, стрессом и развитием болезней, связанных с новообразованиями. Вот мнение доктора Чарльза Горфилда из Института Исследований Рака при Калифорнийском университете: «Существуют явные признаки, указывающие, что злокачественные процессы связаны с определенными психологическими процессами».

Этот взгляд разделяет доктор Лоуренс Шан, длительное время занимающий должность заведующего кафедрой психологии в Институте практической биологии, а теперь известный приверженец медитации и холистического здоровья. Ле Шан исследовал случаи 250 человек, больных раком, и сам руководил тестами личности. Затем он сравнил их с данными 150 человек, которые не болеют раком. В результате этих исследований были выявлены следующие закономерности:

• 77 % больных раком и только 14 % здоровых людей находились в состоянии крайней угнетенности в связи со смертью близкого родственника или друга;

• 64 % больных раком и 32 % людей, не болеющих раком, проявили признаки неспособности адекватного выражения агрессии, гнева и боли по отношению к другим людям, а вместо этого подавляли эти чувства;

• 69 % пациентов, больных раком, были невысокого мнения о себе и жили с чувством вины, а из контрольной группы лишь 34 % лиц проявили эти черты.

Ле Шан утверждал, что почти все пациенты, больные раком, пережили сильную эмоциальную травму за шесть-восемнадцать месяцев до начала развития болезни.

Карл Симптон, специализирующийся на холистическом лечении рака, расширил гипотезу докторов Фридмана и Розепмапа, применив ее к пациентам, которые страдают не только заболеваниями сердца, и пришел к выводу, что существуют так называемые «раковые» индивиды, характерными чертами которых являются:

• склонность держать в себе душевную боль и гипертрофированное неумение прощать;

• склонность жалеть себя;

• неумение налаживать контакты и поддерживать их длительное время;

• заниженная оценка своих возможностей

Симонтон подтверждал открытие доктора Селье, что хронический стресс ослабляет иммуную систему, которая является механизмом, способным к уничтожению или подавлению раковых клеток. Во время «майских лекций», прочитанных в 1974 г. в Лондоне, доктор Симонтон утверждал: «Все люди носят в себе клетки рака. Проблему составляют не сами эти клетки, а ослабление возможности тела справиться с ними и освободиться от болезни. Поэтому я считаю, что рак можно поставить в один ряд с такими болезнями, как туберкулез, катар и т. д. Мы подвергаемся бесконечно многим опасным факторам — как внутренним, так и внешним, — однако до тех пор, пока мы не начинаем поддаваться, болезнь не развивается»[94].

В дополнение к традиционной лучевой терапии Симонтон использует особую технику визуализации и релаксации, которая дает пациенту возможность сосредоточиться на развитии рака. Трижды в день пациент осуществляет визуализацию болезни, терапии и особых защитных механизмов (лейкоцитов). В процессе визуализации он представляет себе, что действует решительно и побеждает болезнь. Доктор Симон гон утверждает, что если пациент позитивно относится к лечению, то оно приносит гораздо лучшие результаты, чем в случае негативного отношения.

Доктор Дэвид Бреслер, работающий в центре холистического здоровья в Лос-Анжелесе, применял подобную психосоматическую технику для уменьшения боли. Один из его пациентов, кардиолог, который был болен раком анального отверстия, ощущал раздирающую его боль. Он представлял себе эту боль как огромного грозного пса, который всаживает клыки в его позвоночник. Пациента попросили, чтобы он вообразил, что подружился с этим псом, разговаривает с ним и гладит его по голове. Когда пациенту удалось это сделать, он заявил, что боль уменьшилась, а после нескольких сеансов стала вполне терпимой.

Австралийский психиатр доктор Айнели Мирес, который много лет исследовал роль «души и тела» в болезни, пришел к тем же выводам, что и Самонтон, Ле Шан и Бреслер. Мирес некоторое время жил в дзэнском монастыре в Японии и испытывал глубокое уважение к восточным техникам медитации, которые, как он был убежден, могут уменьшить страх пациента. Как и доктор Симонтон, Мирес считал, что иммунная система организма определяет, разовьется рак или нет. Он также разделял убеждение, что на иммунную систему можно влиять с помощью как физиологических, так и ментальных процессов.

По мнению доктора Миреса, у человека, который постоянно находится в нервозном, тревожном или стрессовом состоянии и не может помочь себе в затруднительных ситуациях, нарушается гормональное равновесие и усиливается нагрузка на эндокринную систему, которая начинает вырабатывать большее количество кортизона, чем обычно. К сожалению, кортизон ослабляет иммунную систему, это приводит к тому, что организм становится более подверженным различным болезням. Так же, как и доктор Симонтон, Мирес считал вполне вероятным, что все мы вырабатываем раковые клетки, однако нормальная иммунная система в состоянии с ними справиться; если у человека развился рак, то это означает, что его иммунная система ослабла и «допустила» экспансию болезни.

Пациентам, больным раком, Мирес советовал медитировать, поскольку верил, что медитация уменьшает страх и напряжение и тем самым снижает количество кортизона в организме. Это в свою очередь создает равновесие, идущее на пользу иммунной системе и дает организму возможность вернуться к нормальному состоянию здоровья.

Многие традиционно настроенные медики с опаской смотрят на психосоматическое лечение и не склонны верить в то, что медитация действительно может принести клинический результат. Однако, в последнее время появилась новая наука — психоневроиммунология (ПНИ), весомые достижения которой значительно продвинули медицину в направлении идеи холистического здоровья. В принципе ученые ПНИ сегодня заняты решением интригующей задачи: они пытаются раскрыть механизм взаимодействия мозга с защитными клетками организма. Мозг через систему нервных клеток посылает сигналы, направленные на то, чтобы тело смогло победить болезнь. Поскольку в этом механизме задействованы мысли и эмоции, такое исследование поможет проследить, как субъективное видение или неуловимая холистическая терапия, например, визуализация и медитация, фактически взаимодействует с реальными физиологическими процессами.

Недавно было открыто, что мозг и иммунная система создают замкнутый круг, и, более того, существует двустороннее взаимодействие между иммунной системой и мозгом, которое позволяет контролировать появление в организме нежелательных микроорганизмов, вирусов и новообразований.

К. Перг, нейрофармоколог, работающий в национальном Институте Психического Здоровья в Соединенных Штатах, считает, что нейропептиды — вырабатываемые мозгом химические субстанции, подобные протеину — действуют как «биохимические единицы эмоций». Нейропептиды, которые включают хорошо знакомый эндофрин, являются химическими соединениями, напоминающими морфин, и способны вызывать изменение настроения. Кроме того, по-видимому, нейропептиды могут соединяться с макрофагами (клетками, которые уничтожают болезнетворные бактерии), влияя на их активность и направленность. Изучение взаимодействия этих двух субстанций организма может помочь научному обоснованию того интуитивно известного нам факта, что настроение и состояние сознания может влиять на наше здоровье. Например, эмоциональная сила оптимизма и позитивного мышления может помочь некоторым людям преодолеть, казалось бы «смертельную» болезнь. Это объясняется тем, что само позитивное отношение укрепляет и активизирует иммунную систему.

Французский исследователь Жерар Рено из университета в городе Тур во Франции дает несколько иное, более конкретное, объяснение механизма действия холистической визуализации. Рено отмечает, что контроль за деятельностью системы требует взаимодействия между левым и правым полушарием мозга. При нарушении симметрии хрупкая гармония иммунной системы может разрушиться, и человек становится более уязвимым для болезни. В терапии, которая использует визуализацию как способ победить болезнь, упражнения стимулируют воображение, которое контролируется правым полушарием мозга, что помогает «отвлечь» мозг от сдерживания иммунной системы. В то же время позитивное и оптимистическое отношение стимулирует работу левого полушария и тем самым усиливает реакцию иммунной системы, направленную против болезни.

Иначе говоря, визуализация может стать очень эффективным терапевтическим средством для восстановления равновесия между полушариями мозга, что, в свою очередь, мобилизирует возможности организма и помогает обрести здоровье и хорошее самочувствие.

Такого рода результаты продемонстрировали исследования, недавно проведенные в Центре Медицинской Помощи в Чеви-Чейс, в штате Мэриленд. Иммунологу Нику Холли и психологам Барри Гринберру и Стефану Хершу удалось клинически показать, что релаксация и позитивное воображение стимулируют выработку лимфоцитов, которые способствуют уничтожению новообразований.

Тем самым они подтвердили новаторские идеи докторов Симонтона, Ле Шана и Миреса. Професор Эд Блалок из Техасского университета кратко выразил суть современного направления психоневроиммунологии:

«Твоя классическая система чувств распознает вещи, которые ты сможешь видеть, пробовать на вкус, ощупывать, обонять и слышать. Бактерии и вирусы не обладают ни одним из этих свойств. Как же доказать их существование, если твоя иммунная система не допускает твой мозг к этой тайне? Иммунная система должна стать тем шестым чувством, которое мы искали многие годы…»[95].

89. Интервью с автором. Институт Исален, 1984.

90. На молодежном слэнге обозначает ощущение полета, как правило, при принятии наркотиков. — Прим. перев.

91. Abdullah. Meditation: Achieving International Balance // E.M.Goldweg. Inner Balance: The Power of Holistie Healing. - Prentice Hall, 1979. — С 109.

92. S.Miller и др. Dimensiones of Humanistic Medicine. - Institute for Study of Humanistic Medicine, 1975.

93. Напротив, личность типа Б гораздо более спонтанна, внутренне уравновешенна и менее демонстративна в поведении. Она также может быть эготична, как и тип А, однако не проявляет столь явной склонности к коллективной деятельности, а также не столь агрессивна.

94. С и S Simonton. The Role of the Mind in the Cancer Therapy // P.I.Carlson. The Frontiers of Scense and Medicine. - Regnery, 1975.

95. R.Wechsler. A.New Perception: Mind Over Malady «Discover», январь 1987. — С.59.