Ключ третий. Будь женщиной



ris11.png


Она

О почти мистическом очаровании

Ты бы ее видела!.. Даже я выпрямилась, когда она снизошла со ступеней, ведущих в плохо освещенный зал ночного клуба. Нет, она не позировала и не водила заманчиво спиной. Она просто пересекала тусклое помещение, словно в нескольких миллиметрах от пола. Я наблюдала за ней из-за стола и не понимала, что она тут делает.

Наверное, не красавица. Обычное платье. Подошла к столику напротив, и сидящие за ним мужчины вскочили со своих мест, рефлекторно, не сговариваясь… Я могу поклясться, что видела, как кристаллизуется и цепенеет пространство в солнечной короне ее таинственного обаяния… Каждый жест ее вызывал отклик, будто она дирижировала пространством. Повернет голову, и сидящие напротив поворачиваются вслед за ней. Поднесет руку к бокалу, и тут же в него льется вино.

Я хотела познакомиться с ней, чтобы понять, как она устроена. Но и я была охвачена чувством робости и, несмотря на то, что в ее компании были знакомые мне люди, не находила повода, чтобы подойти и заговорить…


Прошло много лет, прежде чем я начала понимать, кто такая – Женщина. Что она делает во мне и со мной, на что она способна и откуда появилась. Это был непростой путь. И, к сожалению, очень долгий. Мнения о ней были настолько противоречивы, что абсолютно перечеркивали друг друга. Я хватала ее за волосы и вытаскивала из себя насильно. Читала книги о том, как стать «стервой», потому что они обещали мне успех и независимость. Училась быть послушной, но ничего не выходило. Хотелось слушаться мужчин, но я не видела вокруг себя ни одного. Хотелось заботиться о ком-нибудь, но все заканчивалось пренебрежением. Я научилась готовить, приучила себя к порядку в доме, привила себе вкус к женственной одежде и вообще, к жизни, только я не знала, что делать со своей головой. Она упорно хотела думать.

«Это твоя большая проблема, – говорили мне подруги. – И раз уж ты думаешь, то хотя бы не выставляй это напоказ».

Я никак не могла понять, почему это, собственно, проблема. Ведь никому никогда не приходило в голову считать недостатком способность передвигаться своими ногами и уверенно держать предметы в руках. И если я умею красиво ходить, ничто не мешает мне пользоваться этим умением. В ограничениях, касающихся мыслительной деятельности женщины, есть что-то неправильное, неестественное. И, в первую очередь, это унижает мужчин, к которым я с детства испытываю большое уважение, поскольку означает, что женщины очень невысокого мнения о них, если считают необходимым принижать свои способности им в угоду. Это вызывало во мне глубокий внутренний протест. Я пыталась казаться той, кем по сути не являлась.

Есть еще один важный момент, который все запутывал. Я с детства была уверена, что нельзя напрягать мужчин заботой обо мне. Я училась изолировать провода и таскала тяжелые сумки, будучи уверенной, что никто не захочет делать это за меня, а если я буду просить, мой мужчина уйдет туда, где не нужно ничего делать. И надо признать, на тот момент так и получалось. Пока однажды твой отец не выкрикнул мне с упреком: «Ты же мужик, тебе никто не нужен!» Я думаю, есть и моя «заслуга» в том, что в нашей паре настоящей женщиной был он.

Тогда я решила исправиться. Я как будто сама «отделила от себя мужскую половину (4. Почувствуй разницу)», оставшись наедине со «своей женщиной», и, спустя некоторое время, рядом со мной стали появляться совсем другие мужчины.

Алиса! Чем «больше» ты женщина, тем «больше» рядом с тобой мужчина. И наоборот: чем больше ты будешь проявлять мужские качества, тем меньше их будет у твоих избранников. Как будто вы и впрямь – одно существо, и по закону равновесия в вашей паре «мужского» и «женского» должно быть поровну. Никак иначе. Если ты – настоящая женщина, возле тебя будет стопроцентный мужчина. На мой взгляд, это самый естественный, красивый и крепкий союз. И ни с кем другим у тебя просто ничего не выйдет. Каждый мужчина будет вести себя с тобой и чувствовать себя рядом с тобой мужчиной. Когда я поняла и приняла эту удивительно простую вещь, одиночество закончилось. И нелепые люди с заплаканными глазами и порушенной психикой больше мне не встречаются.

…И потом я увидела ее снова. Она посмотрела на меня в зеркало ясными синими глазами – невероятная, ослепительная, светлая. Хотелось прикасаться к ее лицу, золотистым волосам, укрывающим плечи, вьющимся по спине, чувствовать под теплыми ладонями безупречную гладкость кожи… С того дня я поняла, что люблю себя (или в себе) беззаветно, наотмашь, искренне, нежно именно такую – зрелую, умную, хрупкую, красивую женщину.

О такой женщине я и хочу с тобой поговорить.