ПСЕВДОГАЛЛЮЦИНОГЕНЫ


...

Циклодол

Циклодол — самый старый из лекарственных препаратов, применяющихся для лечения паркинсонизма. В качестве одурманивающего средства препарат начал использоваться в нашей стране в конце 50-х — начале 60-х годов и по степени распространенности и последствиям злоупотребления им стал советским аналогом РСР.

«Мода» на циклодол пришла из психиатрических больниц. В медицинской практике тех лет появился аминазин, произведший революцию в существовавших ранее подходах к психическим болезням. Препарат получил невероятно широкое распространение — его получали практически все страдавшие шизофреническими психозами пациенты. Но имел он и побочные эффекты. В частности, нейролептик вызывал нарушения координации движений — так называемый нейролептический или экстрапирамидный синдром. Поэтому практически всем больным для предупреждения осложнений одновременно с аминазином назначался циклодол.

Пациенты довольно быстро выяснили, что малейшая передозировка циклодола вызывает опьяняющий эффект, а еще большее увеличение дозы (при отмене аминазина) приводит к галлюцинациям.

В советское время судьбы пациентов психиатрических больниц и заключенных нередко пересекались. К началу 70-х годов циклодол проник в тюремную и лагерную среду, где его принимали вместе с алкоголем, барбитуратами, вываренным чаем — «чифирем» и т. д.

Циклодол и ряд других аналогичных препаратов и сейчас продается у нас на улицах наравне с наркотиками, но особенное распространение получил в школьной среде. Судя по рассказам наркоманов, немалое количество торговцев наркотиками предлагает школьникам 2–3-го класса попробовать «безвредные таблетки, которые используются как лекарство». По крайней мере у 24 % наших пациентов, страдающих зависимостью от героина, наркотический опыт начался с согласия принять циклодол в школе или на танцах.

Фазы цикл од олово го опьянения описаны Э.А. Бабаяном в руководстве «Наркология», выпущенном в 1987 году. Опираясь в целом на это руководство, мы использовали отдельные аспекты собственного клинического опыта.

Первая фаза. Она связана с подъемом настроения, или эйфорией. Развивается через 20–30 минут после приема таблеток. Появляется чувство тепла, в первую очередь в руках и ногах. Самочувствие — приятное, в теле легкость. Звуки представляются четкими, краски — яркими и привлекательными. Житейские неприятности отходят на задний план. Наркоман становится болтливым; движения, вначале плавные, заметно ускоряются. Все вокруг вызывает смех. Такое возбужденное состояние длится еще около двадцати минут и сменяется второй фазой.

Вторая фаза. Через 40–45 минут эффект уже иной — появляется заторможенность в движениях, желание прилечь, головокружение и своеобразное ощущение невесомости. Человека может бросать «то в жар, то в холод». Наркоман как бы видит себя, лежащего на диване, со стороны. При этом меняется вся окружающая обстановка — предметы становятся зыбкими, текучими, «мерцающими». Разными пациентами ощущения воспринимаются по-разному: и как приятные, и как устрашающие. В любом случае в этом состоянии подросток не в силах четко формулировать мысли и даже просто общаться. Именно в этой фазе наркоман теряет ощущение собственного «Я», становясь абсолютно безвольным и внушаемым. Одна из наших пациенток именно в такой момент была изнасилована 11 (!) молодыми людьми. Характерно, что, в отличие от некоторых других галлюциногенов, картина опьянения цик-лодолом хорошо запоминается. Эпизод изнасилования отразился на всей жизни молодой девушки (хотя она больше ни разу не притрагивалась к наркотикам).

Вторая фаза продолжается от 2 до 3,5–4 часов, в зависимости от принятой дозы циклодола.

Третья фаза является периодом возникновения галлюцинаций, но фаза эта может и не развиться. Все зависит от принятой дозы препарата и индивидуальной переносимости.

На фоне «невесомости» пациент перестает ориентироваться во времени и пространстве. Сначала появляются своего рода обманы восприятия — щелчки, звонки, странные звуки. Затем — внезапно возникающие образы, главным образом людей или животных. Образы двигаются, разговаривают и отдают приказания. Один из наших пациентов рассказывал, что по приказу «странного деда без глаз» — дело происходило на подмосковной даче — он дошел до станции и лег на рельсы. По счастью, был перерыв в расписании электропоездов. Наркоман понимал, что «деда» нет в реальности, что это галлюцинация. Однако сопротивляться не мог: было легче слушаться, чем сопротивляться. Такого рода галлюцинаторные переживания также могут продолжаться от 2 до 4 часов.

Далее наступает четвертая фаза. Вместо легкости тело наливается тяжестью, наваливается усталость до чувства полного изнеможения. Очень хочется спать, но большинство наркоманов уснуть не может. Приблизительно через 8–12 часов состояние постепенно нормализуется.

Подросток, пользующийся циклодолом как наркотиком, имеет характерный внешний вид: на фоне бледно-воскового лица появляется заметный румянец на щеках и резко выделяются ярко-розовые губы. Складывается впечатление, что он «намазался» неестественной косметикой.

Отмечаются мелкие подергивания мышц лица и конечностей. Чаще всего бросаются в глаза мелкие судороги рта и пальцев.

Интересно, что из 82 подростков в возрасте от 12 до 18 лет, которые обращались к нам за помощью, 66 (!) описывают свои ощущения от первых опытов с циклодолом как резко неприятные. Чаще всего применяются слова «кошмар» или «ужастики». Даже легкость и парение во второй фазе для них вещь скорее пугающая и вызывающая тревогу: «Мысли становятся легкими, кажется, вот-вот взлетишь. Но одновременно полностью перестаешь соображать и становится страшно. Если ты не способен соображать, то не знаешь, что случится в следующий момент, не понимаешь, где ты находишься, и это очень страшно».

Несмотря на это, все же 90 % из числа обследованных нами подростков продолжают прием циклодола.

При приеме препарата несколько раз в неделю подросток начинает испытывать стойкий дискомфорт, если не может удовлетворить привычную потребность в дозе.

Через несколько месяцев развивается стойкая психическая зависимость. Потребность в приеме препарата увеличивается. Интервал между приемами сокращается до 24–36 часов. При попытке отказаться от приема препарата наблюдается снижение мышечного тонуса, появляется раздражительность и злоба на окружающих. Мысли о циклодоле вытесняют все. Ребята оставляют работу и учебу, пропадают из дома.

Примерно через год после начала систематического приема общая картина становится удручающей. Мелкие мышечные подергивания оборачиваются частыми судорогами лица и рук — например, непрерывным разжиманием и сжиманием в кулак пальцев рук. Молодой человек постоянно неусидчив, не может долго находиться на одном месте, развинчен, непрерывно вскакивает, совершает массу бессмысленных непроизвольных движений. В период отмены психоактивного вещества (период абстиненции) подобные расстройства усиливаются. К ним относится и слабость, потливость, тошнота, понос, летучие боли в мышцах и суставах.

При малейшей врожденной органической ослабленности нервной системы «неестественное» повышение мышечного тонуса и интенционный тремор легко могут переходить в развернутые эпилептические припадки.

Еще более частое явление — токсические психозы. Например, циклодоловый делирий (циклодоловая «горячка»). Особенно страшен тем, что грань между собственно галлюцинациями, наступающими во время приема циклодола, и приступами- «горячки» (отека мозга) практически незаметны для самого подростка. Психоз и удовольствие становятся абсолютно неотличимы.

«Я валялся в комнате и беседовал с огромной добродушной говорящей собакой. Собаку я боялся, но не очень. Вдруг за окном раздалось что-то вроде удара грома и в комнате образовалась толпа разъяренных людей с палками в руках. Они стали лупить собаку и обвинять меня в том, что я с отцом ее откуда-то выпустили. От дикого страха я вылез в окно (15-летний мальчишка, к счастью, жил на втором этаже). Дальше я ничего не помню. Знаю только, что отец нашел меня утром у двери избитым, с выбитыми зубами и с зажатой в руке палкой. Отец говорит, что я ничего не соображал, только бормотал, что должен немедленно кого-то убить; и палку отнять у меня было невозможно. Дальше помню только больницу и себя под капельницей…»

Практически все подростки, которых пришлось наблюдать, перенесли до трех подобных психотических эпизодов. Стоит отметить, что большого числа подобных состояний организм перенести не может. Во время 4–5-го делирия молодые люди, как правило, умирают…

Циклодоловая токсикомания быстро приводит к нарушению нормального развития головного мозга и прямой атрофии нервных клеток. Уже через полгода систематического приема циклодола появляются нарушения памяти. Подросток не в состоянии запомнить даже телефонного номера. Падает способность к логическому мышлению. Самооценка становится невозможной — подросток больше не видит себя со стороны. Развивается глубокая органическая деменция, привычно называемая нами слабоумием.

Психология bookap

В рамках юнгианских представлений она будет описываться как исход, конечное состояние процесса «понижения умственного уровня» — слабой интенсивности работы сознания.

Мы напоминаем читателю клиническую картину цикло-доловой токсикомании, так как имеем основания считать, что число подростков, злоупотребляющих аналогичными препаратами, вновь стало стремительно увеличиваться в конце 90-х годов. Вместе с тем специалисты, внимание которых поглощено волной «сильных» наркотиков, почти совсем перестали обращать внимание на «таблеточки», незаметно появляющиеся в школах и на танцплощадках.