Часть 2


...

2. Рождение

То, что для гусеницы есть конец мира,
для мастера – бабочка.

Ричард Бах. Иллюзии

Я подобен знамени, окруженному далью.
Я предчувствую приближение ветра,
я должен его ощутить,
Пока внизу еще ничто не колышется;
Двери закрываются пока еще мягко,
а в каминах еще царит тишина.
Еще не дрожат окна, а пыль все еще тяжела.
Но я уже знаю о буре, я взволнован, как море.
Я расправляю крылья и падаю в себя самого.
Я бросаюсь вниз. Я одинок
В этой великой буре.


Райнер Мария Рильке. Предчувствие

Когда мы рождаемся, то плачем,
Потому что выходим на эту огромную
сцену для шутов.


Вильям Шекспир. Король Лир

Любой кризис – это подведение итогов предыдущего периода. Если весь период беременности был наполнен приятными чувствами, если ребенка ждут с радостным нетерпением, роды проходят легче.

Во время родов гораздо проще осознать кризисный характер этого процесса. Один только факт, что книга Лебойе «Рождение без насилия» имела чрезвычайно большой успех, является неоспоримым доказательством того, что роды – на самом деле кризис. Французский гинеколог дает простые советы для встречи с новым гражданином Земли. Все, что там написано, может стать откровением только в таком обществе, которое далеко отошло от самых естественных вещей. Практика родовспоможения ХХ века наглядно демонстрирует, сколько ошибок мы успели сделать. Гинекология – относительно молодая наука, стремящаяся доказать собственную значимость, – добилась того, что во время родов женщина лежит на лопатках. Это очень неудобная для родов поза, хуже – только стояние на голове. В таком положении женщине не хватает сил, чтобы тужиться, головка ребенка давит на промежность, а не на предусмотренное для этого отверстие. Преимущество от такой позы получают только врачи: так им лучше видно, рабочее поле оказывается более удобным. Насколько неудобна такая поза для роженицы, могут представить себе даже мужчины: попробуйте-ка, лежа на спине, произвести акт дефекации. Если нет противодействия, то у вас ничего не получится. Ну а с головкой ребенка дело обстоит еще сложнее. Женщины архаичных народов, которые мы ошибочно называем «примитивными», всегда рожали на корточках, чтобы выталкивать детей под давлением без всяких разрывов. Но ведь им ничего больше не остается, ведь они не умеют делать надрез промежности и не знают, как лечить разрывы. Наш же гинеколог может сделать разрез во сне с закрытыми глазами, так почему бы ему и не попрактиковаться. В Судане акушерки до сих пор привязывают к потолку веревку, чтобы роженица могла держаться за нее, сидя на корточках. На острове Борнео роженицы сидят на специальной теплой миске. На острове Пасхи они стоят с раздвинутыми ногами, опираясь на помощниц. Индейские женщины племени мицтека в Мексике стоят на коленях с раздвинутыми ногами на специальных соломенных матах.

Прежде чем назначать гинекологов ответственными за все ошибки, стоит задуматься о том, что при господствующем у нас представлении и при нашей подготовке к родам многие женщины, рожая, сами стремятся лечь на спину. Дети вынуждены при этом пытаться пробить головой стенку, то есть промежность. Кроме того, при этом вытекает гораздо больше крови, чем нужно. Конечно, в среднем дети стали больше и тяжелее, это затрудняет роды, но не может считаться основанием для выбора неудобной позы и практически постоянного применения надреза промежности.

Ребенок, который достаточно долго был буквально прижат к стенке (промежности), наконец силой выталкивается из влагалища, при этом ему приходится пробираться через настоящую кровавую рану. Чтобы врачам было хорошо видно, до недавнего времени включали еще и прожекторы, которые в качестве приветствия слепили новорожденного – и это после девятимесячного пребывания в темноте пещеры. Какая жестокость! Появление на свет ребенок воспринимает как падение в холодный мир, ведь разница между температурой в матке и родильном зале составляет примерно 15°. У ребенка от холода начинается настоящий шок. Настроенный не самым сердечным образом медицинский персонал, собравшийся для приветствия, не предпринимает ничего, чтобы смягчить переход от спокойной атмосферы, от надежного тела матери в суету современного родильного отделения. Наоборот, все стараются дать понять, что спокойное время закончилось.

Получив свою порцию приветствий, состоящую из света, холода и суеты, ребенок переживает еще одно испытание: ему отрезают пуповину. Удаление все еще пульсирующей пуповины связано с болезненными ощущениями, хотя современные медики утверждают, что это не так якобы потому, что там очень мало нервных окончаний. Если когда-нибудь исследователи обнаружат физическую причину появления боли, это окажется слабым утешением для миллионов детей, которые испытали страшный шок во время появления на свет. Если чересчур поторопиться с отрезанием пуповины, у ребенка может возникнуть ощущение удушья. При этом легкие разворачиваются, что сопровождается ощущением сильного жжения. Из-за травмы первого вдоха и связанной с ним боли у ребенка могут появиться проблемы с дыханием («Если это так больно, то я никогда не буду дышать глубоко»).

Если при этих условиях младенец еще не начал кричать, то его берут за ножки – головой вниз – и бьют по голой попке до тех пор, пока он не подаст голос. Для ребенка этот тест на выживаемость будет отнюдь не последним, это лишь стартовый выстрел, дающий начало гонке за очками и баллами, которая продлится всю жизнь. Кроме этого, не забудьте, что ребенку еще и промывают глаза, причем до недавнего времени это делали крепким раствором нитрата серебра. Можете себе представить, как их щипало! Видимо, жизнь у нас обязательно должна начинаться с мук и боли.

И этого еще недостаточно: ребенку делают укол в пятку. Для такой процедуры обязательно есть серьезные научно обоснованные причины. Укол в пятку необходим: как же иначе сделать первый анализ крови, не забывайте, что доступ кислорода в легкие обязательно нужно контролировать. Необходимо немедленно начать выявление возможных наследственных заболеваний. Ну а глаза промывают на всякий случай: если вдруг у матери окажется не выявленная раньше гонорея, ребенку может угрожать слепота.

Можете быть уверены: вам делали то же самое, потому что таковы предписания, а они выполняются неукоснительно. Даже если все эти мероприятия кажутся современной медицине разумными, это все равно наименее подходящий ритуал для приветствия нового гражданина Земли.

В одном роддоме женщина незадолго до срока родила ребенка прямо в туалете. Она была очень растеряна, когда принесла нисколько не пострадавшего малыша. Идеальная поза на унитазе, напоминающем старинный стул для родов, и потуги, необходимые в данной ситуации, – оба условия естественных родов были выполнены, и ребенок попытался выбраться наружу, что у него и получилось. Врачи подняли страшную суету, которая не могла скрыть факта, что они оказались лишними, а ведь могли еще и помешать.

Еще совсем недавно ребенка только показывали матери, а потом относили в ужасный зал, предназначенный для новорожденных. Там младенцы могли кричать и плакать сколько угодно, мешая при этом друг другу спать. А в это время мамы так скучали по своим малышам! Но крик у нас всегда считался свидетельством здоровья и крепости новорожденного, и, кроме того, был якобы очень полезен для легких. Кормить грудью не рекомендовалось.

Было обнаружено, что материнское молоко содержит огромное количество вредных веществ. Медицина сделала из этого факта ошибочный вывод о том, что заменители лучше и полезнее для малыша. Вредные вещества, конечно, опасны, но гораздо хуже отсутствие чувства защищенности и надежности. Заменители не приводят в действие поток любви, который ощущает ребенок во время кормления грудью. При кормлении грудью младенец не только утоляет голод, при этом исчезает его внутреннее беспокойство. После еды он оказывается и сытым, и довольным. Ну а медицина, основанная на чистом материализме, не видит в молоке ничего, кроме калорий и вредных веществ. То, что крик – это сигнал беды или стремление к защите, а не форма тренировки, понятно любому более или менее чувствительному человеку.

Изоляция от матери, для чего у медиков были свои ученые аргументы, теперь позади благодаря американской «исследовательской помощи». Ученые Америки провели исследования, в ходе которых выяснилось, что и для мамы, и для ребенка гораздо лучше не расставаться. Один довольно пожилой гинеколог назвал новую систему концом безумия, длившегося десятилетиями.

Альтернативой медицинскому сценарию ужасов, по которому сейчас проходит процесс рождения ребенка, стали роды дома. Они имеют свои неоценимые преимущества (никакие гинекологи со своими медицинскими познаниями не вмешиваются в естественный процесс), но в то же время связаны с опасностью осложнений (в некоторых ситуациях гинеколог просто необходим). К родам дома нужно тщательно готовиться. Лучше всего сразу пригласить и опытную акушерку, и гинеколога, в компетентности которых вы не сомневаетесь. В Голландии 90 процентов женщин рожают дома, хотя гинекологи и машины «скорой помощи» всегда наготове. Причем младенческая смертность там ниже, чем в любой европейской стране.

Не следует забывать, что роды – это не болезнь, а естественный процесс, поэтому он не обязательно должен быть связан с больницами и врачами. Самое главное здесь – природные силы матери и ребенка. Во многих частных клиниках пациентки получили «право» рожать в отдельной палате или в специальных родильных комнатах, в которых гораздо более приятная и спокойная атмосфера, чем в старых родильных залах. При мягком свете и оптимальной для ребенка температуре, под тихую музыку, без стимуляции схваток, но при полном подчинении естественному ритму и скорости, роды проходят значительно легче, ткани успевают подготовиться и становятся мягкими и податливыми. Часто роженица сама может выбрать себе позу. В некоторых клиниках появились специальные стулья. Кое-где можно заказать даже роды под водой. Последний крик моды – это так называемое родовое колесо, на котором женщина может выбрать себе любую позу. Отдельные гинекологи «униженно» опускаются на пол, чтобы снизу при помощи карманного фонарика следить за тем, как раскрывается шейка матки, если вдруг женщина решила рожать на корточках.

Некоторые женщины настолько хорошо готовят и себя, и ребенка к родам, что помогать им не нужно. Достаточно наблюдать, позволяя процессу идти своим чередом. Выражения типа «праздник родов», которые большую половину прошлого столетия звучали как издевка, теперь иногда оказываются к месту.

Многие женщины теперь берут дело в свои руки, узнавая во время сеансов психотерапии о собственных родовых травмах и готовясь к родам намного лучше, чем под чьим-то руководством. Используя ребефинг (техника «повторного рождения»), можно найти наиболее подходящую для себя систему дыхания, хотя для начала понадобятся мужество и решительность. К сожалению, с этой техникой знакомы лишь немногие врачи. Если еще до родов женщина освоила методику сильного и глубокого дыхания, то в самый ответственный момент она сможет дышать правильно. При таком дыхании тужиться так же легко, как, например, в положении «на корточках». Если женщине удается руководить собственными силами, необходимыми для сознательного родового процесса (без гинеколога), то весь акт окажется похожим на оргазм. Конечно, в таких условиях врачу не очень хорошо видно его «рабочее поле», но зато у него и забот меньше. Неудобства медперсонала следует воспринимать адекватно, не забывая, что главные действующие лица родов – мать и дитя, а отнюдь не врачи.

При мягких родах появившегося ребенка кладут маме на живот, а в это время через пуповину он продолжает получать все необходимое. И только потом этот соединительный шнур отрезают. Когда пульсация прекращается, то, как правило, дыхание устанавливается без посторонней помощи. При этом нет ни асфиксии, ни боли, ведь даже деление сердца на две функционально обособленные камеры может пройти легко и гармонично. Само собой разумеется, маленький человечек после таких родов остается с мамой, он ощущает ее тепло и, если захочет, может попытаться сосать. Устаревшая мода начинать жизнь с одно– или двухдневного поста тоже не обязательна. Но она не приносит никакого вреда, иначе молоко начало бы приливать раньше, чем на второй день.

При мягких родах маме и ребенку легче сразу же привыкнуть друг к другу. Первое время, проведенное вместе, играет очень важную роль для последующих взаимоотношений, и это можно использовать. Учеными уже давно исследован феномен подражания у животных. Всем известна история о молодых гусях, которые воспринимали Конрада Лоренца как «маму» и следовали за ним во всех мыслимых и немыслимых ситуациях. Поэтому самый первый период маме и ребенку лучше прожить вместе. Если по медицинским показаниям необходимо произвести кесарево сечение, то желательно, чтобы в операционной находился отец, который сможет первым встретить малыша. Кстати, такие дети часто потом становятся типичными «папочкиными» детьми.

Проблемы, возникающие во время родов

Основные причины, по которым роды превращаются в кризис, связаны с двумя обстоятельствами: недостаточное доверие и нехватка силы, помогающей вытолкнуть ребенка. Если во время беременности между ребенком и матерью не возникло полного взаимного доверия, то ребенок не захочет менять ситуацию, которая еще не дала ему всего того, что должна была дать. Так человек, которому пока еще не удалось создать хорошую материальную базу, не может бросить работу, как бы ему этого ни хотелось. Добиться взаимного доверия перед началом родов очень трудно, если оно не возникло сразу после зачатия и на ранней стадии беременности. Ребенок не уверен, что теперь его встретят хорошо. Практически это выражается в увеличении количества родов группы риска, например, случаев, когда приходится прибегать к кесареву сечению.

Слабость при выталкивании связана не столько с недостаточно развитой способностью принимать решения, сколько с неумением использовать силу Марса, то есть агрессивность (от лат. aggredi – толкать, пробиваться, нападать). Во время родов агрессивность просто необходима. Она необходима не только матери (чтобы тужиться), но и ребенку (чтобы осмелиться совершить прыжок в неизвестность). Сила Марса, дающая энергию, без которой невозможно никакое начало, связана с истоками жизни как таковой. Цыпленку тоже нужна энергия, иначе он не сможет вылупиться. Ему ведь приходится изнутри долбить своим острым клювиком яичную скорлупу. На его клюве лежит печать Марса – острие – символ остроты и опасности. Это то самое острие, которое есть у любого копья и у любого ножа, у каждого реактивного истребителя и у каждой ракеты. Оно есть на почке и на ростке. Время Марса – весна, то есть рождение. Весной, когда у большинства зверей рождается потомство, а салат идет в стрелы, поверхность земли протыкают миллиарды ростков, а бесчисленные почки на деревьях прорывают свою оболочку. Конечно, все это происходит естественным образом, не со злыми целями и без всякой жестокости, но, тем не менее, во всех этих процессах присутствует энергия Марса. Используя ее, мы можем стать более мужественными, чаще делать первые шаги в область неизведанного и самостоятельно решать собственные проблемы, разрушать любые границы и осваивать духовную целину. Отрицая агрессивность, мы потеряли культуру спора, силу духа и твердость в отстаивании собственной позиции. Пытаясь жить подчеркнуто мирно, мы достигаем прямо противоположного результата: хотя все народы и все политики хотят мира, планета наша буквально напичкана оружием.

Ни одно из заболеваний не распространяется с такой скоростью, как аллергия. Это бессмысленная, заранее обреченная на поражение война, которую все большее количество людей ведет, сражаясь с самыми безобидными вещами: цветочной пыльцой и кошачьей шерстью, бытовой пылью и продуктами питания. Если даже все аллергики мира соберутся в одно огромное войско, им все равно не удастся уменьшить количество цветочной пыльцы, поэтому такая война бесперспективна сама по себе. Источник аллергии – проявление на физическом уровне подавленной, то есть неосознанной агрессии. Аллергии в микрокосме так же бессмысленны, как войны в макрокосме. Куда бы мы ни посмотрели, везде можно найти примеры подавленной и попавшей в тень агрессии, которую мы таковой не воспринимаем. Именно здесь следует искать истоки того обстоятельства, что количество проблем во время родов постоянно растет.

Постепенно мы подошли к основному мотиву любого кризиса развития: мы не умеем принимать решения. Мы не можем вовремя почувствовать необходимость использовать энергию. Принцип Марса задействован всегда, потому что даже при нанесении надреза во время родов используется нож и проливается кровь. При кесаревом сечении, как и при естественных родах, применяется энергия Марса, но источник ее – не мать, которую это непосредственно касается, а гинеколог.

Рождение – это решающий шаг в жизнь. Любой шаг в новое и любое нарушение привычных границ – тоже рождение. Имеет смысл узнать схему своего рождения, тогда его можно будет использовать для решения индивидуальных проблем при любом начинании.

Психология bookap

Кроме того, в схеме рождения сконцентрирована и вся жизненная схема, точно так же, как в зародыше или семени заложена вся жизнь растения. Именно поэтому в астрологии момент первого вздоха используется для определения начала жизни.

Основательное знакомство с первым, самым важным отрезком жизни становится возможным при реинкарнационной терапии, центральная роль в которой отводится повторному проживанию собственного рождения. Помочь может и реконструкция родового процесса по воспоминаниям матери, по крайней мере, более ясной станет особая кризисная точка – рождение.