Введение

Психоаналитические идеи 3. Фрейда, его последователей и критиков неизменно оказываются в фокусе внимания философии XX и XXI вв. благодаря их влиянию на современную культуру и общество. Это влияние с момента становления основ психоанализа вызывает разные, порой диаметрально противоположные оценки, однако его трудно не признать.

Данная книга посвящена психоаналитической социальной философии как проекции идей и подходов классического (фрейдовского) и современного психоанализа на исследование проблем личности, культуры и общества[1].

Философские истоки психоаналитического учения, формы и возможности его интеграции в мировую историко-философскую традицию на протяжении длительного времени остаются предметом дискуссий и размышлений в научной среде.

Неоднородность психоаналитических идей 3. Фрейда, обладающих различной степенью общности и направленностью, привела к постепенному формированию четырех основных измерений (уровней) психоанализа:

1) клинического (эмпирического) – ориентированного на разработку техники и практики психоаналитической психотерапии;

2) прикладного – ориентированного на изучение различных предметных сфер жизнедеятельности людей (литературы, искусства, религии, мифологии, политики и т. д.) посредством применения психоаналитической методологии;

3) теоретического – ориентированного на изучение психики человека в единстве и взаимодействии систем Бессознательное – Пред сознательное – Сознательное;

4) философского (метатеоретического) – ориентированного на построение фундаментальных моделей психики и личности человека во взаимодействии с обществом, а также интеграцию психоаналитических концепций и идей в социогуманитарную среду и общественное сознание.

Стоит отметить, что философское измерение психоанализа, включающее в себя наиболее общие положения о существовании психической реальности как реальности особого рода, примате бессознательной системы в психике человека и наличии причинной обусловленности психических процессов и явлений, выступает своего рода аксиоматическим фундаментом, на котором зиждется психоанализ как таковой. Несмотря на довольно радикальные различия между школами и течениями современного психоанализа, рассматриваемыми в данной книге, и отсутствие единой психоаналитической теории бессознательного, именно признание этих общих базовых положений позволяет современному психоанализу в целом сохранять преемственность с наследием 3. Фрейда.

Принципиально важным моментом, во многом предопределившим двойственный статус психоанализа как психологического и одновременно философского учения, также можно считать тот факт, что становление психологии как самостоятельной науки началось только в последней четверти XIX в., дотоле же она развивалась преимущественно в теоретическом русле и была тесно сопряжена с философией.

Поэтому систематическое обращение 3. Фрейда к философским источникам на всех этапах развития психоаналитического учения, широкое использование методов и средств философского познания, разработка наиболее общих, фундаментальных категорий антропологии, культурологии, социальной философии, этики и других философских дисциплин позволили ряду исследователей (как сторонников, так и критиков психоанализа) прийти к выводу о том, что философская составляющая в психоанализе носит системообразующий характер и задает тон теоретическим, прикладным и эмпирическим исследованиям[2].

Психоанализ при таком понимании представляет собой не только и не столько психологическую доктрину и сообразующуюся с ней практическую психотерапевтическую деятельность, но прежде всего философское учение. В этой связи было бы корректнее говорить не столько о «философском измерении (уровне) психоанализа» или «философских основаниях психоанализа», а о психоанализе как философском направлении.

Следует подчеркнуть, что принятые в философской и смежной литературе обозначения «философия психоанализа» или «философский психоанализ», с одной стороны, и «психоаналитическая философия» – с другой, не могут считаться синонимичными и равнозначными. При делении логического объема понятия в первом случае («философия психоанализа», «философский психоанализ») родовую принадлежность выражает слово «психоанализ», во втором же («психоаналитическая философия») «философия» выступает как род, а «психоанализ» – как вид.

Обозначение «психоаналитическая философия» позволяет точнее определить психоанализ, поскольку философские компоненты в таком случае предстают не как один из уровней, а как системная основа, что в большей мере сообразуется с природой и сущностью психоаналитического учения.

Развивая свои идеи в 20—30-х годах XX в., 3. Фрейд экстраполировал психоаналитические представления о психике и личности человека на его взаимоотношения с культурой и обществом. Тем самым в социально-гуманитарном познании было открыто новое измерение, включающее исследование скрытых психологических мотивов и причин общественных явлений. Это содействовало расширению и углублению проблематики психоанализа и создало предпосылки для становления психоаналитической социальной философии в работах А. Адлера, К. Г. Юнга, В. Райха и их последователей.

Психоаналитическая социальная философия представляет собой неоднородное поливекторное направление социально– философской мысли, ориентированное на понимание и объяснение процессов и явлений общественной жизнедеятельности людей, исходя из влияния на них разнообразных осознаваемых и не осознаваемых ими психических факторов.

Под «социальной философией» в данном контексте понимается отрасль философского познания и знания, нацеленная на изучение наиболее общих закономерностей взаимоотношений личности и общества, создание рациональных моделей общественного бытия людей, разработку норм и идеалов общественной жизнедеятельности, а также прогнозирование возможных и вероятных вариантов развития общества.

Психология bookap

Социально-философские интенции классического и современного психоанализа в зависимости от поставленных целей и задач были рассмотрены в научных статьях и монографиях[3], а также в ряде диссертационных исследований[4]. Вместе с тем анализ этих работ дает основание полагать, что психоаналитическая социальная философия как целое ранее не была предметом специального научного исследования. Восполнение этой существенной лакуны предопределило постановку целей и задач данной книги.

Материалы исследования нашли применение при подготовке и чтении курсов и спецкурсов по психоаналитической социальной философии, философской антропологии, истории философии и сопряженных с ними социально-гуманитарных наук и дисциплин в высших учебных заведениях.