Часть вторая: ТЕЗАУРУС ИГР


...

Глава восьмая. ИГРЫ НА ВЕЧЕРИНКАХ

Вечеринки существуют для времяпрепровождения, а времяпрепровождение — для вечеринок (включая промежуток времени до официального начала вечеринки), но по мере укрепления знакомства начинаются и игры. Узнают друг друга Растяпа и его жертва, «Большой папочка» и «Я, бедняжка». Происходит обычный, хотя и внешне незаметный процесс выбора. В данной главе рассматриваются четыре игры, которые обычно разыгрываются на вечеринках: «Какой ужас!», «Изъян», «Растяпа» и «Почему бы тебе не… — Да, но…»

1. «Какой ужас!»

Тезис. Игра ведется в четырех основных формах: времяпрепровождение Родителя, времяпрепровождение Взрослого, времяпрепровождение Ребенка и собственно игра. В случае времяпрепровождения не бывает развязки и выплаты причитающегося вознаграждения, зато много недостойных чувств.

«В наши дни» — времяпрепровождение для самодовольных, полных сознания собственной правоты и даже злобы Родителей. Оно распространено среди женщин средних лет с небольшим независимым доходом. Одна из таких женщин сразу перестала посещать терапевтическую группу, когда ее начальный ход был встречен молчанием, а не всеобщим одобрением, к которому она привыкла в своем социальном кругу. В этой подготовленной группе, привыкшей проводить анализ игр, Уайт не встретила никакой поддержки, когда заявила: «Говоря о недоверии к людям, я могу подтвердить, что это действительно так: в наши дни никому нельзя доверять. Я рылась в столе одного из своих жильцов, и вы не поверите, что я там нашла». Эта женщина знала решение всех проблем общества: непослушные подростки (родители в наши дни слишком многое разрешают); развод (женам сегодня нечем заняться); преступность (в наши дни в белых районах поселяются всякие чужаки); растущие цены (в наши дни бизнесмены стали слишком жадными). Она ясно давала понять, что сама держит сына-подростка в ежовых рукавицах и так же обращается с детьми жильцов.

«В наши дни» отличается от обычных сплетен своим лозунгом «Неудивительно». Первый ход может быть тем же самым («Говорят, Флосси Мергатройд…»), но «В наши дни» должно иметь определенное направление и завершение; обязательно должно предлагаться «объяснение». А просто сплетни могут тянуться долго и завершиться ничем.

«Царапина» — более доброжелательный Взрослый вариант с лозунгом «Какая жалость!», но его скрытые мотивы тоже непривлекательны. «Царапина» преимущественно имеет дело с ранами, вызывающими появление крови; в сущности это похоже на неформальную беседу медиков. Кто-нибудь представляет подходящий случай — чем тяжелее, тем лучше, и все тут же начинают обсуждать подробности. Наиболее общепринятые темы: удары в лицо, полостные операции и трудные роды. Здесь отличие от обычных сплетен заключено в соперничестве, особенно в медицинской компетентности. Систематически обсуждаются патологоанатомия, диагнозы, прогнозы и сравнительные случаи. В обычных сплетнях хороший прогноз встречает одобрение, но в «Царапине» постоянный оптимистический взгляд, если только не очевидно, что он неискренен, может привести к тайному «заседанию мандатной комиссии» (то есть к изгнанию участника), потому что он non particeps criminis.12


12 Не участвует в преступлении (лат.); в данном случае — играет не по правилам. — Прим. пер.


«Радиатор» или «Перерыв» — приемы времяпрепровождения Ребенка; его лозунг: «Что хотят, то с нами и делают!». Это вариант для учреждений. А по вечерам в средних политических или экономических кругах это времяпрепровождение принимает форму, которая называется «За стойкой бара». Это занятие на трех участников, в котором козыри находятся у фигуры со смутными очертаниями, обозначаемой «они».

Игра «Какой ужас!» наиболее драматичным образом разыгрывается среди людей, добивающихся, чтобы им сделали операцию, и в их транзакциях обнаруживаются все признаки игры. Эти люди «покупают» врачей и стремятся к операциям, несмотря на противодействие медиков. Для них пребывание в больнице и операция связаны с извлечением определенных выгод. Внутренняя психологическая выгода связана с тем, что телу их причинен ущерб; внешняя психологическая выгода — в том, что они избегают всякой близости и ответственности; вся ответственность при этом возлагается на хирурга. Биологическую выгоду олицетворяет забота медсестер. Внутренняя социальная выгода обеспечивается другими медицинскими работниками и пациентами. Выписываясь из больницы, пациент извлекает внешнюю социальную выгоду в виде сочувствия и благоговения перед его страданиями. В крайней форме эту игру профессионально ведут люди, утверждающие, что стали жертвой случайной или преднамеренной врачебной ошибки. При этом они требуют не только сочувствия, как игроки-любители, но и возмещения материального ущерба. Таким образом, «Какой ужас!» становится игрой, в которой игрок внешне изображает отчаяние, но в глубине души радуется, что может извлечь выгоду из своего несчастья.

В целом людей, которым постоянно не везет, можно разделить на три группы.

Те, кто навлекает на себя неприятности по невнимательности, неумышленно и не желает их. Такие люди могут воспользоваться сочувствием, с готовностью им предлагаемым, а могут и не воспользоваться. Незначительная эксплуатация своего состояния вполне естественна и встречается обычно с пониманием и вежливо.

Психология bookap

Те, которые навлекают на себя несчастья неумышленно, но с благодарностью встречают новые возможности для эксплуатации других. В этом случае игра не планируется заранее, она, согласно выражению Фрейда, является «вторичной выгодой».

Те, кто ищет страданий. Например, люди, стремящиеся к операции, которые переходят от одного хирурга к другому, пока не найдут такого, который согласится на операцию. В этом случае игра является главной целью.