ПравообладателямЛинзы гендера. Трансформация взглядов на проблему неравенства полов, Бем Сандра
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Сандра Бем pdf   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

Книга выдающегося психолога и феминистского философа, профессора Корнельского университета Сандры Бем помогает осознать дискуссионные вопросы пола, гендера и сексуальной ориентации.

Профессор Бем обсуждает, как представления о мужчинах и женщинах, укоренившиеся в культуре и социальных институтах, трансформируются в представления и психологию индивида. Назвав эти представления линзами гендера, автор с междисциплинарных позиций рассматривает, как наше восприятие результируется в социальной практике — дискриминации женщин и сексуальных меньшинств.

Бем считает, что общество должно заботить не различия между мужчинами и женщинами, а то, как эти различия преобразуются патриархатными социальными институтами в недостатки женщин и их дискриминацию.

PDF. Линзы гендера. Трансформация взглядов на проблему неравенства полов. Бем С.
Страница 87. Читать онлайн

личностных структур; за счет подчеркивания взаимодополняющего харакПб

хера маскулинности и фемининности, что, в свою очередь, предполагает естественность гетеросексуальности; и также за счет подчеркивания различий между мужским и женским, а не, скажем, классовых различий или различий в распределении власти.

Я считаю, что все эти критические высказывания отчасти справедливы (мое собственное ощущение ограниченности концепции заставило меня выйти за ее рамки не позднее 1977 года, когда я начала работу по тендерной схематизации). Тем не менее, я не нахожу ни один из критических выводов настолько сокрушительным, чтобы оправдать исключение андросвнив из феминистского лексикона '. Да, андрогиния, очевидно, имеет андроцентричную предысторию, но ес не обязательно применять анлроцснтрично (и она не использовалась андроцентрично современными феминистками). Да, теория андрогинии лишена какого-либо анализа тендерного неравенства (поэтому-то мне доставило особенное удовольствие, в конце концов, обсудить этот концепт в моей книге, вслед за подробным обсуждением андроцен-тризма). Даже если в теории андрогинии не хватает анализа тенлерного неравенства, она все равно имела политические последствия. Для теоретиков феминизма в определенный исторический момент, так же как для многих людей, до сих пор не уверенных в том, как надо поступать: по-мужски или по-женски, теория андрогинии предлагает и утопическое видение, и модель психического здоровья; прн этом от индивидуума не требуется отказываться от каких-либо черт характера и особенностей поведения, которые традиционно определяются культурой как несоответствующие тому или иному полу. По моему мнению, эта революция в дискурсе культуры была и остается существенным политическим достижением.

Ссылка на маскулинность и фемининность приводит, наконец, к третьему направлению в критике теории андрогинии. По мнению критиков, эта теория, пытаясь ослабить тендерную поляризацию, наоборот, материализует ее. Я думаю, здесь необходимо провести границу не только между различными методами использования концепции андрогинии, но и между ее различными значениями. Ранним теоретикам андрогинии, таким, как Карл Юнг (1953), маскулинность и фемининность концептуально представлялись как глубоко укорененные личностные структуры, чья взаимодополняемость предполагала естественность гетеросексуальности, а сама андрогиния определялась как совмещение этих

)77

двух взаимодополняющих структур внутри одно~о человека нлн гетеросексуального брака.

Олнако, более поздние авторы, такие, как Каролин Хейл-брун и я, представляли маскулинность и фемининность не как личностные глубинные структуры индивидуума, а как стереотипные определения, внедренные в культурный дискурс; андрогиния представлялась не как интеграция маскулинности и фемининности, а как отсутствие всякой озабоченности по поводу культурно~о определения маскулинности и фемининности. Говоря другими словами, «мораль» андрогинии такова: «у поведения не должно быть тендерав, где понятие поведения включает выбор партнеров того или иного пола (Bern 1978, р. 19).

Тем не менее, я не думаю, что концепция андрогинии адекватно передает то обстоятельство, что маскулинность и фемининность не имеют ншависимой или ощутимой реальности. Теория андрогинии неизбежно фокусируется в большей степени на одновременной маскулинности и фемининности индивидуума, чем на том, что культурой изначально были созданы концепции маскулинности и фемининности. Поэтому справедливым будет утверждение, что теория андрогинии, даже в своих наиболее феминистских трактовках, в точности воспроизвела ту самую тендерную поляризацию, которую она стремится ослабить.

В 1977 году, чтобы более наглядно показать, что маскулинность и фемининность являются культурными линзами, поляризующими реальность, я сдвинула фокус моего собственного исследования с концепции андрогинии на концепцию процесса освоения гендерно- схематизированной информации, или тендерной схематизации (gender schematicity). Проще говоря, тендерная схематизация это усвоение (интернализа-ция. Прин. Ред.) личностью тендерной поляризации, которая существует в культуре, это усвоенная готовность видеть реальность как естественно поделенную на поляризованные половые и тендерные категории и в то же время воспринимать реальность единой и неделимой (естественно нли неестественно) в отношении какого-либо другого набора категорий. Тендерная схематизация — это наложение основанной на ген-дере классификации на социальную реальнастзь группы людей, черт личности, типов поведения и другого на основе поляризованных дефиниций маскулинности и

Обложка.
PDF. Линзы гендера. Трансформация взглядов на проблему неравенства полов. Бем С. Страница 87. Читать онлайн