ПравообладателямЛинзы гендера. Трансформация взглядов на проблему неравенства полов, Бем Сандра
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Сандра Бем pdf   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

Книга выдающегося психолога и феминистского философа, профессора Корнельского университета Сандры Бем помогает осознать дискуссионные вопросы пола, гендера и сексуальной ориентации.

Профессор Бем обсуждает, как представления о мужчинах и женщинах, укоренившиеся в культуре и социальных институтах, трансформируются в представления и психологию индивида. Назвав эти представления линзами гендера, автор с междисциплинарных позиций рассматривает, как наше восприятие результируется в социальной практике — дискриминации женщин и сексуальных меньшинств.

Бем считает, что общество должно заботить не различия между мужчинами и женщинами, а то, как эти различия преобразуются патриархатными социальными институтами в недостатки женщин и их дискриминацию.

PDF. Линзы гендера. Трансформация взглядов на проблему неравенства полов. Бем С.
Страница 25. Читать онлайн

С помощью этой модели социобиологи ищут обьяснения не только универсальности половых различий и доминантности. Они также пытаются объяснить и другие общие аспекты человеческого поведения, такие как агрессивность, альтруизм, зашита своих территорий, ксенофобия (страх и враждебность перед всем чужим, иностранным. — Прим. Ред.), войны. Для каждого аспекта, однако, приводятся одни и те же доводы.

Эволюционный отбор дает возможность одним генам со специфическим поведением оставлять как можно больше копий самих себя, чем другим генам; в резулшате — человеческий вид имеет теперь генетическую основу, которая и предрасполагает его вести себя более или менее одинаково во всех культурах.

Критика социобиологического подхода направлена, по меньшей мере, на три главных аспекта этой объяснительной модели. Во-первых, она критикует эмпирическое требование универсальности, утверждая, что почти во всех примерах социобиологи исказили данные о людях и животных, а в некоторых случаях даже данные по растениям, чтобы создать

55

иллюзию гораздо большего числа человеческих универсальных черт, чем может существовать на самом деле. Во-вторых, критика направлена на эмпирическую базу утверждений о генетике в социобиологии и аргументирует, что нег никаких доказательств существования связи между генами и теми видами человеческого поведения, которое социобиологи пытаются (ими — генами.

Прим. ред.) объяснить. И, наконец, критика направлена на саму природу социобиологических объяснений. Ведь в отсутствии каких-либо эмпирических доказательств особых видов генов для специфического поведения, постулируемых социобиологами, все социобиологическое предприятие стало уже просто упражнением в тавтологии.

Как сказала Руфь Блейер (Rut)t В!е~ег), нвыбирая какое-то конкретное поведение человека или животных, социобиоло-гия делает предположение, что это (рассматриваемое) поведение имеет генетическую основу. А затем выстраивается спекулятивное объяснение того, как это поведение могло бы способствовать наибольшему рспродукгивному успеху индивида и, вследствие этого, было бы отобрано в процессе эволюции, если оно имело генетическую базу. Это предположение затем становится доказательством для предположения, что поведение имеет генетическую основув (1984, р. 17).

В частности, это кружение на месте привело, по крайней мере, некоторых критиков к мысли о схожести эволюционного подхода социобиологии со сказками Киплинга, которые были так популярны в Х1Х столетии (Lewontin, Rose, Капли 1984, р. 258)

Хотя я согласна со всеми тремя видами ранней критики,моя собственная критика социобиологии меньше фокусируется на эмпирических вопросах самого существования поведенчески специфичных генов и унивесальностей человеческого поведения. Я придаю большее значение концептуальному вопросу о том, как социобиология объясняет взаимодействие между культурой и биологией и какую роль эта теория играет в культурных изменениях. Социобиологи сконструировали то, что они считают теорией, объясняющей, как биология и культура работают вместе, создавая универсальные черты людей. Эта теория, однако, так и не показывает, как биология и культура взаимодействуют, а это приводит к превращению культуры и истории почти в эпифеномен*.

* Эпифеномен побочное явление, сопутствующее другим явлениям, но не оказывающее на них никакого влияния — Прим ред

56

Социобиологическую модель взаимодействия между биологией и культурой легко объяснить. Гены специфического поведения обеспечивают генетически запрограммированные предпосылки для людей во всех культурах вести себя особенным образом. Эти универсальные предпосылки, однако, по-разному формируются социальной практикой в различных культурах. Закладывая некоторые различия, культура добавляет поверхностный слой, или фенотнп (вариабельность) поверх глубинного, или генотипа (уннверсального). В обсуждении того, как очень маленькое биологическое пространство подходит для социальных изменений, Вильсон утверждает, что, нравится нам это или нет, человеческая культура имеет только итри выбора» (1978, р. 132). Люди могут увеличивать генетические предпосылки, они могут бороться против них или могут оставить их в покое и смириться с ними.

Однако на самом деле культурные влияния могут так трансформировать ситуационный контекст человеческой жизни, что человеческий организм может освободиться от того, что раныпе считалось ero врожденным биологическим ограничением. Рассмотрим это на трех примерах.

Обложка.
PDF. Линзы гендера. Трансформация взглядов на проблему неравенства полов. Бем С. Страница 25. Читать онлайн