ПравообладателямЛинзы гендера. Трансформация взглядов на проблему неравенства полов, Бем Сандра
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Сандра Бем pdf   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

Книга выдающегося психолога и феминистского философа, профессора Корнельского университета Сандры Бем помогает осознать дискуссионные вопросы пола, гендера и сексуальной ориентации.

Профессор Бем обсуждает, как представления о мужчинах и женщинах, укоренившиеся в культуре и социальных институтах, трансформируются в представления и психологию индивида. Назвав эти представления линзами гендера, автор с междисциплинарных позиций рассматривает, как наше восприятие результируется в социальной практике — дискриминации женщин и сексуальных меньшинств.

Бем считает, что общество должно заботить не различия между мужчинами и женщинами, а то, как эти различия преобразуются патриархатными социальными институтами в недостатки женщин и их дискриминацию.

PDF. Линзы гендера. Трансформация взглядов на проблему неравенства полов. Бем С.
Страница 102. Читать онлайн

следующее: хотя дети трехлетнего возраста способны понять, что есть такие биологические атрибуты, как гениталии, и по ним судят, мужчина это или женщина, тем не менее, 50'7« американских детей от трех до пяти лет способны отличать мужчину от женшины, только когда эти мужчины и женшины одеты и причесаны строго по правилам тендерной поляризации.

С позиции приобщения к культуре, такое количество американских детей обращают большее внимание на прическу и одежду, а не на гениталии по той причине, что они усвоили скрытый пусть даже в чем-То ошибочный — культурный мета-посыл î TQM, "ITo такое пол. Американцы обычно одевают мальчиков и девочек, не достигших подросткового возраста, по-разному, и прически выбирают для них тоже разные. Тем самым они поляризуют их физическую наружность

ровно настолько, чтобы их пол был очевиден даже тогда, когда их гениталии скрыты от посторонних взоров. Более того, в супермаркетах, на игровых площадках и в любом другом общественном месте родители с готовностью сообщают своим детям о том, кто находится в поле их зрения — мужчины или женщины, даже если у них нет специфической информации о гениталиях. Поступая таким образом, взрослые нс только сами полагаются на бросающиеся в глаза культурные «намеки», но при этом также невольно учат детей скорее социальному или культурному определению пола, чем биологическому.

В моем понимании, последствия научения социальному определению пола длятся дольше того момента, как ребенок узнает о специфическом значении гениталий как дифференцируюшего признака мужчин и женщин. Социальное определение не только «тренирует» шаблон поведения ребенка, культурно соответствующий сообщению о его (ее) поле. Социальное определние пола также исподволь внушает ребенку никогда не оставляющее ero чувство, что быть мужчиной или женщиной — значит то, над чем надо работать, добиваться, прорабатывать, совершенствовать, быть уверенным, что не потеряешь, а не иметь соответствующие биологические признаки.

Если постоянный нажим обстоятельств и жизненных требований взаимоисключающих культурных сценириев (мужских и женских. Прь»с лер0 не подпитывает росток этой идеи, возможно, он завянет и умрет, как только ребенок

207

узнает правду о гениталиях. Но поскольку культурные сценарии все-таки подпитывают этот росток, он прорастает и данг плоды глубокой внутренней незащищенности. А это, в свою очередь, побуждает многих взрослых людей пытаться усиливать ощущение: «я настоящий мужчина» или «я — настоящая женшина» при помощи выбора того или иного стиля поведения в повседневной жизни.

Чувство внутренней незащищенности серьезно обостряется в гендерно-поляризуюшем обществе вследствие присущего такому обществу требования: люди должны подавлять, по крайней мере, некоторые свои наиболее естественные человеческие порывы. Поляризация человеческих порывов усиливает внутреннее чувство тендерной незащищенности (как понимал и сам Фрейд), потому что, независимо от того, насколько хорошо развит у человека самоконтроль, эти не соответствующие тендерным ожиданиям порывы и импульсы приводят к конфликту и противоречивым тенденциям в психике человека. Кроме того, они представляют собой беспрерывную внутреннюю угрозу мужскому или женскому «я», над формированием и сохранением которых люди так усердно работают.

В принципе, родители могут передавать детям очень разные метасообщения не только о том, что такое пол, но и о том, когда пол имеет значение. Они могут дать понять, что пол — это четкое биологическое понятие, которое имеет значение только в сфере репродукции. Вместе с тем, данное утверждение полностью противоположно традиционному культурному метапосланию о том, что пол имеет как раз очень большое значение в фактически любой сфере человеческой деятельности. В своей собственной семье я старалась передать своим детям как можно раньше, что «бытьмальчиком — это значит иметь пенис и яички; бьжь девочкой — значит иметь вагину, клитор и матку; мальчик ты или девочка, мужчина или женщина, эти вещи не имеют значения до тех пор, пока ты не захочешь родить ребенка».

И равноправие, вьпекающее из четкого биологического определения пола, и несвобода как следствие отсутствия подобного определения, хорошо видны на примере того, с чем столкнулся мой сын Джереми, когда наивно решил носить заколку — пряжку для волос в детском саду. В тот же день другой мальчик сказал, что Джереми, должно быть, девочка, потому что «только девчонки носят такие заколки». После долгих и упорных объяснений насчет того, что «заколка ничего не значит; у мальчика должен быть пенис и яички», Джереми, в

208

Обложка.
PDF. Линзы гендера. Трансформация взглядов на проблему неравенства полов. Бем С. Страница 102. Читать онлайн