Глава 6. Состояния внимания и циклы


6.1. Абстрактная плоскость зрения

Следующий шаг в последовательном развитии дКВ-линии — перенос внимания от деконцентративной «картинки» на абстрактную плоскость зрения, на которую проецируется то, что находится в поле зрения. Абстрактная плоскость зрения (АПЗ) потому и абстрактная, что у нее никакого чувственного эквивалента. Это наблюдение за той внутренней реальностью, которая порождает визуальную феноменологию.

Переход к абстрактной плоскости зрения возможен вначале только через дКВ. Перцептивная стимуляция притягивает к себе внимание принудительным образом, и освободиться от нее можно только последовательным снижением уровня организации поля зрения. ДКВ — переход от предметной организации к фоновой, а АПЗ — переход от фона к состоянию еще менее дифференцированному — к визуальной непроявленности, к «не-формам». Впоследствии, когда опыт АПЗ станет устойчивым, возможен переход к сосредоточению на АПЗ и из обычного состояния.

С технической точки зрения АПЗ — это движение условного наблюдателя от плоскости зрения «назад», позволяющее выйти в позицию наблюдения не только за результатами перцептивной стимуляции, но и за самой воспринимающей условной плоскостью. Именно это внутреннее движение «отстранения» наблюдателя от поля зрения нужно практикующему найти и суметь совершить.

Перенос внимания на АПЗ — целенаправленный процесс. Первоначальное переживание абстрактной плоскости зрения обычно кратковременно, перцептивная картинка притягивает к себе внимание и АПЗ как формам внимания разрушается. Если АПЗ сформировано на базе дКВ, то разрушение АПЗ означает переход к дКВ. Внимание как бы улавливается между АПЗ и дКВ, облегчая тем самым последующее восстановление АПЗ. Наблюдение за ритмом волевого восстановления АПЗ и спонтанного разрушения, подобно наблюдению за разрушением дКВ, также является шагом к достижению рефлексивного состояния. При переносе внимания на АПЗ важно помнить, что речь идет не о замене восприятия сосредоточением на условном образе, а о последовательном упрощении перцептивной организации вплоть до исчезновения любых форм и качеств воспринимаемого.

Отвлечение внимания от перцептивного поля означает движение внимания внутрь, но этот процесс не должен сопровождаться переносом внимания на внутренние образы — перцептивная среда не должна быть замещена имагинативной. Возникает парадоксальное состояние: восприятие сохраняется как функция, но перцептивная функция лишается своего обычного объекта, хотя наличие переживания АПЗ говорит о том, что объект, хоть и не являющийся ни фигурой, ни фоном, все же есть. По аналогии с некоторыми буддистскими доктринами и практиками, мы можем говорить об особых объектах — не-формах.

В самом деле, АПЗ не представлена ни перцептивными, ни имагинативными фигурами, и у нее нет проявленных качеств, кроме качества абстрактной визуальности. Тем не менее, как будет показано ниже, эта не-форма различима по отношению к другим «не-формам». Отсутствие чувственного проявления и, вместе с тем, определенность АПЗ по отношению к другим не-формам сознания свидетельствует об отнесенности АПЗ к смысловым зонам сознания. Переход от дКВ к АПЗ является переходом от чувственно проявленных содержаний сознания к смыслам.

В психонетическом контексте переход к АПЗ (а следовательно, переход в амодально-смысловые слои сознания) не означает «растворения» «Я». Если АПЗ формируется на фоне 3-й фазы волевой медитации, то сохраняется активное «Я», сохраняется выраженная субъектность и способность к дальнейшей работе, но уже со смысловыми зонами сознания.

6.2. «Визуальное ничто» и состояния визуального внимания

Деконцентрация внимания и АПЗ — лишь два из возможных альтернативных состояний внимания. Помимо обычного, концентративного (в поле восприятия остается только один предмет), деконцентративного (поле восприятия превращается в сплошной фон), АПЗ (восприятие внешнего мира прекращается, но остается фиксация абстрактной, лишенной качеств плоскости, на которую он проецируется), существует еще одна форма визуального внимания — внимание за пределами поля зрения. Последнее представляет особый интерес, поскольку дает нам представление о том, что такое не-восприятие, точнее сказать, изображение не-восприятия в визуальной модальности.

Сосредоточение внимания на зрительном ничто производится из начального пункта визуальной дКВ — внимания, сосредоточенного, «сгущенного» на периферии поля зрения. Это сгущение внимания нужно усилить, концентрируя его на границах поля зрения и затем переместить его за пределы поля зрения.

За пределами поля зрения находится «зрительное ничто» — нет ни форм, ни фона, ни той специфической черноты, которая возникает в поле зрения при закрытых глазах. При сохранении осознанного восприятия возникает необычный, с трудом описываемый эффект: визуальная «картинка» становится «безжизненной». Дальнейшее углубление состояния ведет к тому, что перцептивное поле вообще уходит из внимания и остается сосредоточение на бесформенном визуальном «ничто».

Несмотря на формальное сходство АПЗ и визуального «ничто», они субъективно различаются, хотя это различие нельзя описать с опорой на какие-либо признаки. Речь идет о чисто смысловых различиях, но можно поставить вопрос и о соотношении степени организованности этих состояний, если уместно говорить об организованности «бесформенных» объектов.

Если спроецировать опыт непосредственного переживания АПЗ и визуального «ничто» на обычный язык, то различия выразятся (метафорически, а не логически) следующим образом. АПЗ переживается как бесконечная плоскость, на которую проецируется и поле зрения и визуальное «ничто» за его пределами. С одной стороны, АПЗ может рассматриваться как родоначальник и поля зрения и «ничто» (и, следовательно, как более общий и менее дифференцированный феномен), с другой — бесконечная АПЗ все же ближе к наглядности (и, следовательно, ближе к дифференцированным, «имеющим форму» реалиям сознания), чем «ничто». Трудности в определении взаимного статуса АПЗ и визуального «ничто», только подчеркивают парадоксальные соотношения в смысловом континууме, который не упорядочен иерархическим образом.

Различия «визуального ничто» и АПЗ можно уловить при многократном переходе от одного состояния внимания к другому. Для этого следует выбрать попарные переходы АПЗ — «визуальное ничто» в качестве отдельной практики, позволяющей укрепить их различение.

6.3. Циклы визуального внимания

ДКВ, АПЗ и визуальное «ничто» приводят к отвлечению внимания и от внешней стимуляции, и от продукции внутренних образов. Но достижение абстрактных смысловых зон в ходе работы с каждой из форм внимания, как правило, бывает кратковременным. В сознании действуют силы, ведущие к дифференцировке всех структур, в том числе к дифференцировке абстрактных смысловых зон в содержания сознания и психические функции. Субъективно эти силы выражаются в нарастающем напряжении, требующем разрядки — в переключении внимания в режим фигуративного восприятия и смещении внимания к внутренним фигуративным образам.

Однако можно использовать это нарастающее напряжение не для дифференцировки дКВ (фон), АПЗ (не-форма) и «ничто» (не-восприятие) в фигуративную визуальность, а для перевода одного абстрактного состояния внимания в другое, упорядочивая состояния внимания в виде циклической смены. Естественной последовательностью цикла является дКВ — АПЗ — «визуальное ничто» —дКВ — АПЗ и т.д. От деконцентрации внимание как бы перетекает внутрь, к «наблюдателю», от АПЗ внимание уходит за пределы поля зрения и ограничивается этой зоной не-восприятия, от зрительного «ничто» переходит к границам поля зрения и заполняет все поле зрения, начиная с периферии. Связь смысловых зон друг с другом, последовательный переход от одной зоны к другой позволяет находиться в этом состоянии достаточно долго и впоследствии, усилив 3-ю фазу ВМ, начать действия в смысловом поле.

Возможны две стратегии организации цикла: переход к последующей фазе осуществляется по мере истощения предыдущей или же переход происходит на пике достигнутого состояния в фазе. Первая стратегия обеспечивает «тренировку», рост устойчивости состояний, вторая — усиление их глубины. В первом случае основанием для перехода к следующей фазе служит приближающаяся непереносимость сохраняемого состояния внимания, во втором — специфическая удовлетворенность от успешного формирования заданного вида внимания. Понятно, что ритм перехода от одного состояния внимания к следующему индивидуален, и каждый практикующий вырабатывает свой эффективный ритм.

Цикл может быть построен и в иной логике: дКВ — АПЗ — «визуальное ничто — АПЗ — дКВ — ... и т.д. Тогда эта практика обретает дополнительный смысл. По мере продвижения ко все более абстрактным зонам сознания восстанавливаются возможности иных способов организации зрительного восприятия, утраченные по мере дифференциации и специализации визуальной перцептивной функции. Движение же в обратную сторону — от визуального не-восприятия ко все более дифференцированным визуальным формам вплоть до фигуративного восприятия — позволяет не только воспроизвести путь дифференцировки визуальной функции, но и обнаружить альтернативные линии специализации, ведущие к иной организации визуального восприятия. Рассмотренные циклы могут быть названы визуальными плоскостными циклами, поскольку используют плоскостную дКВ, АПЗ и «зрительное ничто», хотя и лишенное признаков объемности или плоскостности, но порождаемое работой с «плоскостными» реальностями.

6.4. Наслоения фаз

Движение по циклу помогает углубить каждую фазу и овладеть достаточно сильными практиками за сравнительно малое время. Когда цикл становится привычным можно в еще большей степени интенсифицировать изучение основных состояний внимания. Для этого используется метод наслоения фаз. На наиболее абстрактную фазу, т.е., на «зрительного ничто» наслаивается следующая, АПЗ, при этом «зрительное ничто» сохраняется, и таким образом обе фазы цикла сосуществуют. Затем на них накладывается дКВ (сосуществуют уже три фазы), и далее цикл повторяется с сохранением и усилением по мере движения по циклу всех основных фаз. С одной стороны, этот прием дает возможность последовательно углублять каждую из фаз в гораздо большей степени, чем это допускает движение по циклу, с другой — закладывает основы для дальнейшего движения к объемному сознанию, позволяющему одновременно удерживать в осознании слои с разным уровнем дифференциации.

6.5. Локальный объем внимания (ЛОВ)

Формирование локального объема внимания — важный пункт на пути освобождения функции внимания от привязанности к объектам. Внимание обычно сосредоточено на объекте, но может быть сконцентрировано и на участке пространства, которое ранее занимал объект.

Обычно в начале практики ЛОВ формируется в три приема: сосредоточение внимания на предмете, имеющем небольшой объем (например, кулак или большой палец вытянутой руки практикующего); устранение предмета при сохранении внимания на том объеме, который занимал предмет (своего рода «шарик внимания»); поддержание внимания на локальном объеме с использованием условной мотивации (нечто важное может произойти именно в этом объеме).

Научившись удерживать ЛОВ в течение нескольких минут, можно переходить к различным операциям с ЛОВ. Самая простая манипуляция — перемещение ЛОВ в пространстве с сохранением его объема, но без сопровождения ЛОВ взглядом. Следует медленно провести ЛОВ по помещению, не допуская скачкообразного перемещения внимания от одной точки к другой. Весь ЛОВ, «шарик внимания», перемешается консолидировано. Нужно избежать частой ошибки — подмену внимания на объеме пространства визуальным образом шара, точки или свечения. Важно сохранить именно объем пространства, который охватывается вниманием, при его перемещении. Это задача того же рода, что «знание без формы» — выбор предмета без опоры на образ или его словесное обозначение.

Хорошим приемом, разработанным нашим сотрудником Геннадием Оверченко, является помещение ЛОВ на одной оси с каким либо удаленным предметом. Пока ЛОВ приближается к предмету, который «просматривается» сквозь ЛОВ, предмет не выделяется из общего фона. При совпадении ЛОВ и предмета внимание выделяет его как фигуру, а при дальнейшем удалении ЛОВ, предмет вновь переходит в фон. Так можно различить действительно распределенное в небольшом объеме внимание от «луча» или «пятна» внимания, выделяющего все попавшие в него предметы независимо от их удаления от наблюдателя. При использовании приема Оверченко нужно подавить естественный рефлекс сопровождения приближающегося ЛОВ сведением глаз, как бы фиксирующим положение ЛОВ в визуальном пространстве. Полезным может быть фиксация взглядом предмета, от которого удаляется ЛОВ. Это способствует разрыву внимания и визуальности.

Чтобы окончательно лишить ЛОВ визуального характера, его следует вывести сначала на периферию, а затем и за пределы поля зрения, совершив, например, оборот ЛОВ вокруг головы. Здесь также следует избежать соблазна подменить ЛОВ воображаемым образом или тактильными ощущениями как проекцией траектории перемещения ЛОВ.

На периферии поля зрения визуальные стимулы теряют свою предметность и, следовательно, свою объемность. Возникает острый контраст между объемным вниманием и уплощающейся периферией. Перемещение от центра к периферии и обратно облегчает разрыв объемности и визуальности: «шарик внимания» подвергается «давлению» со стороны поля зрения, пытающегося его превратить в обычное «пятно внимания» и регулярные его перемещения «тренируют» способность удержания ЛОВ независимо от характера визуального восприятия.

Еще в большей степени этому способствует регулярное перемещение ЛОВ за пределы поля зрения и обратно. Когда перемещение ЛОВ за пределами поля зрения станет уверенным, и объемный характер внимания при этом будет сохраняться, можно взаимно усилить переживание и объемности, и «зрительного ничто», сохраняя одновременно и ЛОВ и внимание, сосредоточенное на отсутствии визуального восприятия. В этом случае переживание ЛОВ резко усиливается и приобретает самостоятельность.

При движении ЛОВ в пространстве, он может захватывать различные предметы и тогда они возникают как фигуры, формируемые вниманием. ЛОВ можно выводить на достаточно большое удаление от практикующего. При таком перемещении ЛОВ легко зафиксировать тот факт, что угловые размеры ЛОВ сохраняются независимо от расстояния, на которое его удалось переместить. В нем может «уместиться» и близко стоящая чашка, и удаленное дерево. По отношению к ЛОВ не действует закон перспективы, поскольку ЛОВ, строго говоря, не является визуальным феноменом.

ЛОВ, с одной стороны, лишен качеств, с другой — обладает геометрической формой и размером. Это уже не «не-форма», но еще и не чувственно проявленная форма. ЛОВ может быть назван визуальной протоформой.

6.6. Пустое пространство

Отработав технику перемещения ЛОВ, мы вплотную подходим к формированию еще одной смысловой зоны сознания — переживанию абстрактного пространства (или бесконечного пустого пространства). Есть два пути достижения этого эффекта: от ЛОВ (локального объема внимания) и от объемной дКВ. Движение от ЛОВ нагляднее, но вместе с тем и грубее, чем движение от объемной дКВ.

Для перехода к переживанию пространства от ЛОВ следует вначале сформировать «шарик внимания», а затем произвести из него объемную дКВ, последовательно расширяя объем ЛОВ1.

(1. Идеи формирования ЛОВ и их использования в практике объемной деконцентрации выдвинул А.П. Воронов)

Во внимание постепенно попадают все новые и новые объекты. При своем расширении ЛОВ проходит две ключевые точки: момент, когда собственное внимание практикующего извне достигает его тела (при этом разрушается стереотипный образ внимания, как исходящего от условного наблюдателя); момент, когда расширяющееся внимание выходит за пределы ограничивающей поле зрения «картинки» — стен комнаты, удаленных объектов, неба и земной поверхности. При последнем переходе внимание покидает ограничивающую его визуальность и в этот момент и возникает переживание бесконечно расширяющегося пространства, лишенного пределов и наполняющих его предметов. Еще раз следует напомнить: внимание на пространстве не должно подменяться воображаемыми картинами.

Создать и удерживать образ пустого пространства можно и на основе практики объемной дКВ. Переход к ней осуществляется от плоскостной дКВ введением во внимание расстояния до окружающих предметов, их формы и формы помещения, в котором происходит практика. Такой переход обычно сопровождается скачком тонуса, обостренным восприятием всех предметов, находящихся в поле зрения и своеобразным ощущением присутствия в поле внимания не только предметов, но и пространства, в которые они погружены. Это ощущение непродолжительно, поскольку внимание опять сосредоточивается на предметах, и потому важно сместить внимание на пространство, отвлекаясь от предметов, в течение первых секунд после формирования объемной дКВ.

Поскольку специального органа непосредственного восприятия пространства как такового в человеческом организме нет, образ пространства возникает как вторичный результат обработки визуальной «картинки» и потому тесно связан с визуальностью. Но при переходе к образу абстрактного пространства от ЛОВ или объемной дКВ функции этого «органа восприятия пустоты» берет на себя внимание, причем внимание, динамично расширяющее свой объем.

Переживание пустого пространства без опоры на визуальные образы относится к классу «не-форм». Это не визуальное переживание, а преодоление визуальности и выход в смысловые зоны сознания. Оно является частью целого ряда традиционных практик. Начальные переживания, основанные на описанных техниках, дают лишь мимолетные и нестойкие проблески нужного состояния, скорее даже не столько состояние, сколько его изображение, но регулярная практика приводит к результату достаточно быстро.

Пространственный фон при работе с объемным вниманием возникает не как промежуточная фаза между визуальным восприятием и абстрактным пустым пространством, а как вторичный результат переживания пустоты, ее начальной дифференцировки. При работе с другими модальностями, связанных с дифференцированным анализатором, последовательность обычно иная: фигуративная перцепция — фон — абстрактная зона сознания.

Объемный фон — не визуальный феномен и, поскольку для объемного восприятия нет соответствующего органа, фон воспринимается сначала в виде синестетических соответствий — «звучания» пространства или его специфической напряженности. Этот фон на самом деле знаком всем, кто работает с большими или малыми группами людей — ораторам, актерам или инструкторам по психонетическим практикам. Эти люди обычно чувствуют общий тонус, «энергетику» группы или толпы, ее сосредоточенность или рассеянность, приязнь или отвержение.

6.7. Локальный объем внимания, формируемый из КВ, дКВ и АПЗ

Локальный объем может быть получен различными способами и его «генетика», его происхождение, то из какой «разновидности внимания» он был «изготовлен», определяет трудноуловимые различия между различными видами ЛОВ, различия, которые станут важны при превращении ЛОВ в «тела внимания».

ЛОВ создается либо концентрацией внимания в небольшом объеме, либо возникает из объемной дКВ, либо формируется из абстрактной плоскости зрения. ЛОВ, полученный из КВ на объеме, который раньше занимало плотное тело, был подробно рассмотрен выше. В этом случае ЛОВ сохраняет устремленность на предмет, который потенциально содержится в пространственном объеме.

Другая разновидность ЛОВ образуется из объемной дКВ при «сгущении» внимания, распространившегося за пределы помещения (или, в общем случае, за пределы ограничивающих визуальное пространство зримых поверхностей). ЛОВ также собирается на расстоянии 1,5-2 м от практикующего, но это уже не концентрация части ресурсов внимания в небольшом объеме. Объемная дКВ задействует все наличные ресурсы и при последовательном «сгущении» внимания до небольшого объема позволяет создать гораздо более «плотное», более интенсивное внимание, сконцентрированное в небольшом объеме, чем в ЛОВ, полученном путем КВ. Если в первом случае ЛОВ потенциально предметен, то во втором — потенциально пространственен: внимание отождествляется не с предметом, а с бесконечным пространством или объемным фоном и этот привкус «предметности» или«пространственности», помимо различия в интенсивности внимания, позволяет различить разную природу полученных объектов (ЛОВ).

Иная природа и ЛОВ, полученного из АПЗ. Объемная дКВ по своему происхождению сохраняет в качестве своего объекта фон, и пространственное переживание в любом случае тяготеет к превращению пространства из не-формы в фон. В АПЗ фон уже преодолен, и ЛОВ создается из более абстрактной «субстанции сознания».

Для формирования ЛОВ из абстрактной плоскости зрения нужно сосредоточиться на АПЗ, выделить АПЗ в качестве стабильного объекта внимания, сгустить внимание в небольшое пятно на АПЗ (получая тем самым из АПЗ первую протоформу) и затем расширить «пятно внимания» в глубину, придавая ему объемный характер. Затем полученный ЛОВ выводится из абстрактной плоскости зрения вперед (более сложный вариант — назад, в «зрительное ничто»), и мы получаем ЛОВ, но иной природы — ЛОВ, лишенный тяготения к предметности. От такого ЛОВ проще переходить к остановленному вниманию (см. ниже).

Кстати, из АПЗ можно получить и объемную дКВ. Качество деконцентративного внимания в этом случае будет отличаться от объемной дКВ, полученной из плоскостной дКВ. Для формирования дКВ из АПЗ нужно «расщепить» АПЗ на две плоскости и начать разносить их так, чтобы одна плоскость перемещалась вперед, вглубь пространства, в которое погружена визуальная картинка, а вторая — назад, в «визуальное ничто». В этом случае внимание игнорирует предметность и скорее тяготеет к не-восприятию, чем к фону. Подробнее этот процесс рассмотрен в следующих главах.

Возникает вопрос, можно ли получить ЛОВ из «ничто». В принципе это возможно, но процедура совершенно иная. Если описанные выше три способа формирования ЛОВ опираются на последовательные процедуры преобразования визуальных объектов внимания и связанных с этими объектами качеств визуального (а значит — причастного пространственности) внимания, то порождение объема из ничто — скачкообразный креативный акт. В «ничто» нет ни визуальных, ни пространственных качеств. Пространству «не из чего родиться». И порожденный таким образом ЛОВ в любом случае будет либо фоновым, либо абстрактно-пространственным по своей природе.

Таким образом, разные способы формирования ЛОВ позволяют выявить тонкие различия качеств внимания, направленного на предмет, на фон и на не-формы. Каждый из классов объектов требует своего качества внимания. Выявление этих качеств позволяет начать процесс дифференциации функции внимания.

6.8. Формы объемного внимания

Локальный объем внимания волевым усилием можно не только перемещать в пространстве и расширять или сокращать его объем, но и изменять его геометрическую форму.

Внимание «располагается» между «Я» и «организмом сознания». Его объектом могут стать и содержания сознания, и психические функции. Непосредственное управление вниманием осуществляется либо стимулами (непроизвольное внимание), либо волевым усилием. Когда внимание лишается своего объекта, стимуляция прекращается и удерживать внимание удается только за счет непрерывного волевого принуждения. Тем более требуется волевое усилие для придания вниманию пространственной формы и ее изменения. Таким образом, работа с ЛОВ становится одновременно и тренировкой «волевой мышцы». Поскольку у внимания нет объекта, оно останавливается как функция, но это помогает выявить субстанциальные аспекты его природы. Из этой субстанции, из «тонкой материи» сознания можно создавать формы, однако подмена ЛОВ визуальным образом сразу же разрушает процесс — внимание снова начинает работать как функция, формируя имагинативную фигуру.

Таким образом, мы должны выделить два аспекта внимания: функциональный и субстанциальный. В качестве функции внимание формирует предметы как отдельности. Как субстанция оно просто существует, но выявить это можно, лишь придавая вниманию форму. Иначе внимание, прекратившее свою работу, рассеивается и не обнаруживает себя.

Обычно ЛОВ тяготеет к шарообразной форме (отсюда и его жаргонное название «шарик внимания») с неопределенными краями, но волевое усилие позволяет «растянуть» ЛОВ по горизонтали или вертикали, превращая «шар» внимания в эллипсоид. Если это удается, то создается тело внимания, столь же выделенное из общего фона внимания, как и фигуры той или иной модальности по отношению к своему фону.

Помимо превращения ЛОВ в эллипсоид, возможны и другие изменения формы ЛОВ — изгибание его в виде клюшки, придание ему формы любых геометрических фигур. И, наконец, вращение в пространстве сложного тела внимания. Способность плавно перемещать и вращать сложное тело внимания без ее привязки к визуальным объектам дает возможность произвести еще две важные манипуляции с вниманием — придать ему форму объекта и остановить работу внимания при наличии объекта.

Для первой задачи нужно сформировать устойчивый ЛОВ и переместить его так, чтобы он захватил какой-либо объект — чашку, небольшое растение, мобильный телефон и т.п. Затем, опираясь на опыт произвольной деформации «шарика внимания», придать ЛОВ форму самого объекта. Внимание как бы «всасывается» в объект, становится идентичным объекту. В этом состоянии предмет не выделяется вниманием из фона, поскольку это означало бы разделение поля восприятия на фигуру и фон. Внимание становится объектом, и в этом отождествлении сливаются фигура и фон.

Вторая задача также требует помещения какого-либо объекта внутрь ЛОВ. Но, в отличие от предыдущего, внимание не выделяет объект, не становится им, а «останавливается». Сохраняется субстанциальный характер ЛОВ, но внимание как функция не начинает работать — объект не выделяется вниманием как фигура, но и не растворяется в общем фоне ЛОВ, как это происходит при дКВ. Описать это состояние можно, лишь опираясь на предыдущий опыт работы с формами внимания — с визуальными «не-формами» и «не-восприятиями», ЛОВ и манипуляциями с ним. В этот момент различие двух аспектов внимания (а впоследствии и других функций) — функционального и субстанционального становится очевидным.

Совмещение этих двух задач, когда внимание принимает форму объекта, а потом останавливается, позволяет приблизиться действительно к парадоксальному переживанию, выражаемому буддистской формулой «форма есть пустота, а пустота есть форма». Предмет одновременно и есть как бы форма, поскольку внимание отождествилось с ним, и, вместе с тем, его нет, поскольку внимание не выделяет его как фигуру. Здесь важно, чтобы внимание не колебалось между двумя своими формами, а совмещало их при максимальной осознанности, которую обеспечивает ВМ. Поэтому результат достижим, только если практикующий находится в 3-й фазе ВМ.

6.9. Циклы объемного внимания

Описанные состояния на самом деле требуют интенсивных и настойчивых усилий. Как показывает опыт, к ним начинают подходить не ранее, чем через 1,5 — 2 года с момента начала практики. Подобно работе с визуальным вниманием, работа с объемным вниманием облегчается и ускоряется при введении замкнутых циклов. Общая схема цикла: ЛОВ с объектом внутри — внимание в форме объекта — остановка внимания — расширение объема остановленного внимания до прежнего размера, т.е. сохранение субстанционального ЛОВ — включение внимания как функции (выделение вниманием объекта), т.е., переход к функциональному ЛОВ — внимание в форме объекта — ... и т.д.

В цикл могут вводиться и практики по расширению объемной дКВ за пределы помещения (переживание пространства), и формирование ЛОВ из разных источников из дКВ и АПЗ. В этом случае описанному циклу предшествует следующая последовательность: плоскостная дКВ — объемная дКВ — ЛОВ... и далее по циклу. Другой вариант: плоскостная дКВ — объемная дКВ — АПЗ — ЛОВ... и далее.

Наслоения могут касаться лишь работы с пространствами разного происхождения. Тогда цикл, пригодный для наслоения, выглядит так: плоскостная дКВ — объемная дКВ — плоскостная дКВ — АПЗ — объемная дКВ — АПЗ — плоскостная дКВ — объемная дКВ... и далее по циклу. Наслаиваться могут лишь однородные формы (пространство на пространство, поле зрения на поле зрения и т.д.).

6.10. Парадоксальные формы ЛОВ

ЛОВ можно сформировать и вокруг тела самого практикующего. Вначале следует создать ЛОВ перед собой, увеличить его и переместить в пространстве так, чтобы ЛОВ целиком охватил все тело. В этот момент возникает парадоксальное состояние: с одной стороны, тело, попавшее в ЛОВ, становится объектом внимания, и при этом выделяются соматические и тактильные ощущения по деконцентративному типу, с другой — внимание охватывает тело как внешний объект подобно тому, как ЛОВ охватывает и выделяет в качестве фигуры любой попавший в него объект. Тело при этом воспринимается одновременно и «интимно», изнутри, и как посторонний внешний предмет. Еще более парадоксальное переживание возникает, если при этом остановить внимание как функцию — ЛОВ остается, но тело исчезает как фигура, выделенная из фона.

Другой вариант этого упражнения приводит к иному результату. ЛОВ вводится в тело и, постепенно расширяясь, заполняет его целиком. При этом возникает состояние, аналогичное соматической дКВ, но при этом сохраняется возможность остановки внимания и реального переживания «пустого тела». Объединение этих двух вариантов порождает цикл, аналогичный описанному в 5.8.

6.11. Абстрактный ход времени и абстрактная длительность

Деконцентрация по звуковому полю (аудио-дКВ) приводит, в конечном счете, к переживанию времени. Для современного человека время — еще более абстрактная категория, чем пространство.

Существуют чрезвычайно дифференцированные формы работы с пространством, точнее, с его наполнением различными объектами. В пределах обитания человеческой популяции пространственная неопределенность в значительной степени преодолена. Время же остается источником неожиданностей. Глубина реального социального, культурного и технологического планирования невелика, а прогностика и футурология относятся скорее к разряду научной фантастики, чем науки. Высокая организованность пространства проистекает из большей организованности зрительного анализатора по сравнению со слуховым.

Можно сказать, что визуальная зона сознания развернута в большей степени, чем слуховая.

Действительно, слуховое восприятие одномерно и фиксирует только изменения во времени (расположение звуков в пространстве возможно лишь по ассоциации со зрительным восприятием). В отличие от этого, визуальное пространство трехмерно и зрительное восприятие фиксирует не только одновременные события, но и их динамику во времени, хотя визуальные временные гештальты значительно слабее звуковых временных гештальтов (поэтому музыка существует как самостоятельное искусство, а цветомузыка — до сих пор лишь как вспомогательный иллюстративный ряд).

Недостаточная дифференцированность слухового восприятия компенсируется развитой системой синестетических соответствий — для любой звуковой структуры, развернутой во времени, можно построить отражающую ее визуальную фигуру. Это, с одной стороны, чревато подменами работы со временем работой с визуальными образами, с другой — открывает дополнительные возможности переноса принципов построения визуальных форм на формирование звуковых фигур.

Переживание абстрактного времени возникает на высоте аудио-дКВ, когда внимание перемещается на фон между звуками. Так же, как и при пространственной дКВ, звуковой фон — промежуточное переживание между звуковой «материей» и временем — обычно вторичен по отношению к абстрактному времени и определяется при медленной дифференцировке абстрактного времени в звуки.

К абстрактному ходу времени можно подойти, и работая с визуальными стимулами. Если стимул (например, цветной круг) остается стабильным во времени, то единственное, что динамично — это ход времени. Сосредоточение на этом аспекте восприятия позволяет выделить абстрактное переживание времени.

При работе со временем, помимо аудио-дКВ и ее результата — абстрактного времени, могут использоваться и приемы, проистекающие из хроно-дКВ, т.е., распределения-внимания на большие длительности.

Особенность восприятия событий во времени, в отличие от наполнения пространства, заключается в сочетании двух феноменов: актуального настоящего, упомянутого в предыдущей главе, и перехода событий из актуального настоящего в память. Длительность актуального настоящего колеблется в зависимости от наполнения — любой временной гештальт ограничен по длительности. Все, что вышло за рамки актуального настоящего, переходит в память и уже не удерживается в сознании, а воспроизводится.

При хроно-дКВ границы актуального настоящего расширяются и в сознании начинают удерживаться многие события (под событиями здесь понимается любое изменение содержаний сознания) как актуально существующие. Важно не упустить различия между удержанием, «замораживанием» события в сознании и воспроизведением его из памяти. В последнем случае событие в воспоминании повторяется раз за разом от начала и до конца, в случае же удержания оно сохраняется в сознании целиком.

На самом деле ресурсов внимания для удержания больших промежутков времени не хватает, и хроно-дКВ либо разрушается (на начальных этапах практики происходит именно это), либо скачком переходит к удержанию нарастающей абстрактной длительности. В этом случае время как таковое перестает подменяться цепочкой событий и переживается как абстрактная, лишенная событийной наполненности, длительность.

Абстрактное время относится к тому же классу «не-форм», что и АПЗ. Обратный переход — от абстрактного времени к событиям происходит через хроно-аудиальный фон, затем к вычленению звукового потока и уже от него — к событиям. При всей принципиальной неопределенности фоновых переживаний, хроно-аудиальный фон «неопределеннее других». Это тонкое, легко срывающееся ощущение, которое, как это ни парадоксально, труднее удержать, чем абстрактное, лишенное формы переживание времени. Тренировочный цикл в отношении «не-формы» времени проще, чем в отношении форм визуального и пространственного внимания: аудио-дКВ—хроно-дКВ — абстрактное время—хроно-аудиальный фон — аудио-дКВ — хроно-дКВ — ... и т.д. Более сложные формы работы со временем, такие, как двумерное время, мы рассмотрим позже.

6.12. Абстрактная соматика и абстрактная энергия

Соматическая дКВ в пределе выводит на энергетический фон. Энергетический фон — абстрактное переживание чистой энергии. Это не чувственное, а смысловое переживание, и его не следует смешивать с конкретными ощущениями в теле, которые ассоциируются с общим энергетическим тонусом. Это трудное различение — соматические ощущения часто неопределенны, и трудно провести разграничительную черту между «соматическими фигурами» и соматическим фоном. Грань между фоном и чистой энергией столь же неопределенна.

Работа с абстрактной энергией сводится к очищению соматической дКВ от чувственных компонентов. Если это удается, то можно говорить об активизации смысловой зоны сознания, соответствующей соматическим переживаниям. Задача облегчается при включении абстрактной энергии в цикл движения по основным зонам сознания, на которые осуществляется выход по траекториям соответствующих дКВ.

Другой аспект соматической не-формы выявляется при переносе процедуры перехода от визуальной д КВ к АПЗ на соматические переживания. Соматические ощущения тоже «чем-то» воспринимаются. Это «что-то» гораздо менее определенно, чем АПЗ. Соматическая не-форма не похожа на АПЗ, это не плоскость, а, скорее, пространство, которое, впрочем, лишено выраженной мерности. Мерность замещается тонусом — более или менее высоким, неопределенным чувством энергии.

Поэтому первичной процедурой создания соматической не-формы является переход к абстрактной энергии, из которой могут и стремятся возникать перцептивные формы. Этот процесс порождения форм из не-формы можно обратить вспять, соединив переход к АПЗ с таким же действием на грани перехода абстрактной энергии в более конкретные энергетические ощущения.

6.13. Абстрактные зоны волевой медитации

Третья фаза ВМ в своем пределе также выводит на абстрактное переживание. Это переживание формируется при переходе от состояния 3-й фазы к позиции. Вначале формулы ВМ формируют общее состояние, в котором легко выделить неопределенную соматическую составляющую. Затем, при выполнении разнесенной ВМ, все чувственные компоненты (и фигурные, и фоновые) начинают рассматриваться наряду с другими помехами как отражения ВМ в организме сознания, вынесенные за пределы собственно ВМ. Тогда «Я» уже не отождествляется ни с какими компонентами организма сознания и становится чистой позицией — позицией наблюдения («состояние свидетеля») и ничем не обусловленной активности. Переход к смысловому уровню ВМ, к смысловой позиции должен расцениваться как переход к абстрактному переживанию, соответствующему не содержаниям сознания, а смысловой зоне сознания.

Но ВМ — не только позиция, но и процесс. 3-я стадия — хотя и безмолвное, но все же развертывание, причем развертывание двух различных по смыслу состояний. Состояния различаются, но вначале они различаются по неопределенным соматическим ощущениям. На процесс развертывания могут быть наложены другие смыслы, которые разворачиваются в другие, уже не столь абстрактные состояния. И, наконец, когда процесс развертывания не загружается никакими содержаниями, остается только смысловая позиция развертывания и ВМ выявляет свою подоснову — абстрактное развертывание, как таковое вне нагруженное™ смысловым содержанием. Процесс развертывания без того смысла, который в 3-й фазе всегда присутствует, и безо всякого смысла вообще, носитель без носимого, сам является смысловым образованием. В пределах процедуры ВМ этому соответствует 4-я фаза ВМ, а в схеме «смысловые зоны сознания — содержания сознания и психические функции» мы можем говорить о переходе от чувственно окрашенных состояний к зонам сознания.

4-я фаза — это «пустота», но пустота активная. 4-я фаза ВМ относится к тому же классу объектов-не-форм, что и абстрактная плоскость зрения, пустое пространство или чистая длительность. Пространство тоже предполагает наполнение предметами, но когда предметы устраняются из сознания, остается только переживание пространства как такового. То же и с развертыванием — процесс развертывания сохраняется при устранении того, что надлежит развернуть. Описать не-формы (в том числе и 4-ю фазу ВМ) нельзя (описание само является формой и приспособлено только для описания форм), но можно получить путем устранения всего того, что не-форму наполняло, устранения всех содержаний, всего «видимого и слышимого».

6.14. Циклы «не-форм»

Плоскостной, объемный и хроно-циклы позволяют укрепить переживание объектов-не-форм как мест вхождения в смысловые слои сознания. Однако вход в смысловые слои еще не означает возможность операций в этих слоях. Первым действием в отношении формирования способности к чисто смысловым операциям является переход от одной зоны к другой, и представление об этом дают циклы не-форм.

Цикл начинается с наиболее просто формируемого абстрактного объекта —АПЗ.

Пустое пространство формируется из АПЗ ее «расщеплением» и «раздвижением», создающим переживание пространства. Процесс расширения пространства происходит во времени, и потому переход от абстрактного пространства к абстрактному времени (когда из потока времени устраняется его наполнение — процесс расширения пространства) вполне естественен.

Ход времени по своему абстрактному качеству ближе всего к энергии, и потому переход к абстрактной энергии легко осуществляется из абстрактного времени.

Энергия порождает пространство, и цикл продолжается дальше.

Абстрактная плоскость зрения при этом играет роль только инициатора, переход к АПЗ естественен только от пространства. Абстрактные зоны, не-формы, легко наслаиваются друг на друга. Они не смешиваются, поскольку не имеют общей меры и сохраняют свою разделенность при переходе от одной фазы цикла к другой.