Глава 9. «Остановка сознания» и смещение субъектности за пределы «Я»


9.1. Остановка сознания как прекращение интерпретации

Сознание нельзя определить, его нельзя описать, однако в нем можно усмотреть отдельные аспекты, которые, выделяясь из сознания, перестают быть сознанием, но могут стать составляющими элементами инструментов преобразования сознания.

Один из аспектов сознания — его функциональность. Мы говорим, что сознание присутствует, когда оно функционирует, а значит, преобразует нечто одно в нечто иное. Рассмотрение сознания-как-функции приводит к его трактовке как функции, обеспечивающей понимание, что совпадает с формулировками А. Ю. Агафонова, последовательно и безупречно подводящего к этому тезису в своих работах по смысловой теории сознания (СТС)1.

(1. Агафонов А.Ю. Основы смысловой теории сознания. — СПб, 2003;

Агафонов А. Ю. Когнитивная психомеханика сознания. - Самара, 2006.)

Основные положения теории сформулированы в виде трех базовых постулатов, четырех определений и 17 следствий. Для нас важны:

— постулат 3: «Функциональная цель сознания задана необходимостью понимания»;

— определение 2, в котором сознание рассматривается как «многофункциональный аппарат понимания»: «Смысл может быть обнаружен только в ходе процедуры понимания. Сознание в своем функциональном качестве и есть механизм понимания»;

— следствие 2.2: «Понимание неизбежно. Данным следствием фиксируется идея о невозможности непонимания. Таким образом, понимание выступает ведущей функцией психической организации, и инструментом такого понимания служит сознание в любых формах своей активности».

Еще одно пояснение: «Понимание в любом функциональном состоянии сознания неустранимо. Непонимание всегда обнаруживается как осознанный результат акта понимания непонимания (негативное понимание»)»2.

(2. Агафонов А.Ю. Основы смысловой теории сознания. — СПб, 2003.)

Придерживаясь такой точки зрения, можно сказать, что остановить сознание-как-функцию означает прекратить интерпретацию всех содержаний сознания, остановить соотнесение содержаний сознания и смысловых зон. Остановленное сознание включает в себя все основные остановки функций: это и остановленное внимание, и остановленное восприятие, и остановленная память, остановленное бодрствование и остановленное сновидение.

Особо нужно сказать об остановке памяти-как-функции. У Агафонова же присутствует тезис:

«Сознание как многофункциональный аппарат понимания работает на памяти, если последнюю рассматривать в аспекте сохранения информации».

И действительно, остановка памяти — ключевой момент в процедуре остановки сознания.

Нельзя сказать, что прекращение функционирования сознания ведет к его исчезновению. Прекращение функционирования означает лишь выявление иных аспектов сознания. Эти аспекты, однако, не могут быть описаны в обычном языке, располагающим лишь средствами описания фигур и формирования фона (смыслового контекста или эмоционального настроения). Могут быть лишь сформулированы предписания по совершению определенных операций и декларирован результат, который иначе, как остановкой сознания как функции, не назовешь.

К остановке сознания приводит последовательная остановка работы функций и столь же последовательное и реальное разотождествление «Я» со всеми содержаниями и структурами сознания при сохранении и усилении осознания. Обычно снижение структурности сознания ведет и к снижению уровня осознания — «Я» стремится к отождествлению с наиболее дифференцированными аспектами сознания. Их максимальная выраженность ассоциируется с максимальным уровнем бодрствования. Снижение же уровня бодрствования в обычных условиях ведет к снижению уровня осознанности «Я».

Процесс остановки сознания возможен лишь в том случае, когда эта связь становится обратной — по мере разотождествления уровень осознания растет, как бы «подпитываясь» энергией, освобождающейся при «растворении» дифференцированных структур сознания. Остановка сознания совпадает с максимальной осознанностью «Я».

В этот момент сознание выявляет свою субстанциальную природу, разделяясь на сознание-волю, остановившую «работу сознания», и сознание-субстанцию, которая может становиться объектом приложения волевых усилий. Остановленное сознание — это сознание, выявившее свои субстанциальные аспекты и ставшее объектом для бескачественного, разотождествленного, но сохранившего свою активность субъекта.

Остановка сознания позволяет выявить внесмысловой слой сознания, «то, из чего возникают смыслы», но этот слой не может быть описан в языке, построенном на соотношении форм и смыслов. «То, из чего возникают смыслы» — слой абсолютной субъектности сознания, аспект его свободной, необусловленной, т.е., волевой активности.

Как и при работе с не-восприятиями, являющимися прообразами остановки сознания, следует различать остановку сознания как таковую и остановленное сознание как объект наблюдения. В первом случае это особое состояние субъекта, когда в мире остается только субъект действия, способный порождать объекты; во втором — субъекту противостоит бескачественный объект — остановленное сознание как субстанция, восприятие, время и пространство не исчезают, а только выпадают из наблюдения.

9.2. Прекращение формирования пространства и времени в процессе остановки сознания

В процессе остановки сознания последовательно прекращается интерпретация воспринимаемого как предметов (глубокая тотальная дКВ), исчезает наполненность пространства и времени событиями (стадия не-форм), исчезает мерность пространства и времени (стадия не-восприятия).

Существует несколько траекторий осуществления такого процесса. Самая простая начинается с плоскостного визуального цикла (дКВ — АПЗ — «зрительное ничто»). После первого прохождения цикла практикующий «подхватывает» во втором цикле соматическую сферу, «вытаскивая» за собой при переходе от дКВ к не-формам соматическую не-форму, а при переходе к «зрительному ничто» подхватывая и перенося соматическое внимание за пределы соматических восприятий. Далее в третьем цикле подключается аудиальная дКВ, переходящая в фазе не-форм к чистому (не наполненному событиями) времени, а в фазе не-восприятий — к разрушению звуковых фигур с использованием приема сокращения актуального настоящего до текущего мгновения. Таким образом, дКВ, не-формы и не-восприятия становятся тотальными. С самого начала особому отслеживанию подлежит прекращение интерпретаций наблюдаемого подобно тому, как это происходит при трансформации ЛОВ в форму объекта в ходе объемного цикла.

Третий цикл в траектории движения к остановке сознания сопровождается и динамикой 3-й фазы волевой медитации — развертыванием состояния «Я есмь, я есть воля» на стадии тотальной дКВ, переходом к позиции ВМ на стадии не-форм и смещением субъектности за пределы «Я» при перемещении на стадию тотального не-восприятия. Задержка в этом состоянии дает представление об остановке сознания и остановка это, или лишь ее изображение зависит от глубины и длительности состояния.

9.3. Выход за пределы «Я» при сохранении волевой субъектности

Рассмотрим подробнее тему пункта 6.9. Примем здесь понимание «Я» как смыслового образования, обладающего определенностью. Выход за пределы «Я» в процессе остановки сознания — парадоксальное и описываемое лишь в отдельных своих аспектах событие. До этого момента «Я» и волевая субъектность совпадают. Термин «смещение» или «выход за пределы» не вполне точен. Речь идет о выходе в особое состояние, когда специфичность «Я» становится вариативной. Субъектность сохраняется, но это та позиция, в которой возможно переживание «Я» не как стабильной «последней» специфичности, а как реальности, допускающей трансформацию.

«Смещение» может быть осуществлено лишь при определенной степени отождествления процедур, проводимых над объектами сознания, с преобразованиями «Я». Преобразование «Я» вначале проецируется на вынесенные перед наблюдателем объекты (работе с разными классами объектов сознания соответствуют и разные аспекты субъектности), но затем преобразования, которые проводятся с ними, должны быть перенесены на преобразования самого «Я».

Техника «смещения» в части траектории внимания совпадает с описанным выше циклом, но проводится в режиме особого соотнесения «Я» и объектов сознания. Если обычный процесс ВМ предполагает последовательное разотождествление «Я» с содержаниями сознания вплоть до достижения позиции ВМ, в которой сохраняется лишь смысловое переживание «Я», то для смещения «Я» необходима операция, аналогичная переходу к не-восприятию. В отличие от разнесенной ВМ, весь процесс смещения «Я» осуществляет не в режиме отбрасывания результатов ВМ, а в режиме сохранения во внимании связи действий «Я» и полученных результатов вплоть до остановки сознания. При этом появляется шанс «зацепить» «Я» так, чтобы переживание «Я» вышло за пределы смысловых зон сознания.

Если это удается, то позиция «субъекта до "Я"» (при всей парадоксальности, противоречивости и полном отсутствии наглядности такого словосочетания) как раз и является той позицией, где все реальности сознания становятся объектом работы.

Во всех предыдущих практиках все проявленные аспекты сознания подвергались релятивизации, выявляли свою условность, кроме «Я», -«Я» оставалось стабильным и любые вариации «Я» в ходе практик, возникавшие как следствие отождествления «Я» со структурами организма сознания рассматривались именно как вариации содержаний сознания, а не вариации смысловой идентичности «Я». «Я» оставалось точкой отсчета,— тем, что противостоит текущей изменчивости. Если бодрствование — это стабильность по отношению к миру сновидений, то «Я» -такая же стабильность по отношению к бодрствованию. Но в практике смещения «Я» изменчивым и вариативным становится собственно «Я».

Изменчивости «Я» соответствует особая характеристика субъектности — непрерывное созидание новых реальностей. Это и различные варианты «Я»-специфичности, и новые разновидности пространства, и даже энергии, которая создается так же, как и любой объект, противопоставленный субъектному началу. Переживается не просто относительность и условность любых форм, но и возможность их создания волевым усилием.

9.4. «Я»: разотождествление и отождествление

Остановка работы сознания при сохранении волевой субъектности означает крайнюю точку в процессе разотождествления «Я» с содержаниями сознания и психическими функциями. Это радикальное разотождествление, когда объектом работы становится даже специфичность «Я», вынесенная за пределы «Я» при сохранении, тем не менее, полной осознанности и волевой активности. Только в этом состоянии можно понять, что такое тождественность субъекта и объекта и какие возможности для расширения «Я» за границы своей специфичности эта тождественность открывает.

В точке слияния субъекта и объекта субъект переносит на себя ту возможность воздействия, которая до этого могла быть реализована только в отношении объекта: субъект — тот, кто воздействует, объект — то, на что воздействуют. Но это означает обретение свободы внутренней трансформации, которая в последующей практике переносится сначала на смысловые зоны сознания, затем на функциональные и личностные структуры, на собственный организм и на окружающую среду. Субъект «втягивает» в себя объектность, обретая тем самым динамичность и свободу произвольной самотрансформации.

В самой процедуре остановки сознания присутствует техника поглощения субъектом главных свойств объекта. Действительно, вначале перемещение по уровням сознания осуществляется в отношении Объекта (фигуры — фон — не-форма — не-восприятие), каковым становится все то, чем не является «Я». При этом трансформация субъекта сводится к последовательному разотождествлению с организованностями сознания. Однако, если стадиям фона и не-формы соответствуют преобразования «Я» («Я»-состояние ВМ переходит в «Я»-позицию), то для стадии не-восприятия такого соответствия нет, поскольку «Я»-позиция уже означает полностью разотождествленное «Я». Выход за пределы «Я» его собственными усилиями невозможен, но отождествление «Я» с процессом преобразования Объекта позволяет как бы «подхватить» субъект этим процессом и, подобно выведению внимания за пределы поля восприятия, вывести таким же образом субъектность за пределы «Я».

Превращению действия на объект в воздействие на «Я» способствует одно из свойств «Я» — способность к отождествлению. Этим же свойством следует воспользоваться и при обратной операции — в процессе последующего «порождения» организованностей сознания и личностных структур при возобновлении работы сознания. Правильно проведенное повторное отождествление с существующими личностными структурами привносит в них элемент новой субъектности и позволяет преодолеть разрыв между «Я» и личностью. Но это преодоление несет в себе новое потенциальное напряжение — между относительно идеальной личностью как порождением «Я» и реальной личностью, искаженной по отношению к идеалу.

9.5. «Я» идеальное, «Я» искаженное, «Я» иное

«Я» развертывается в смысловые образования, в знание «Я есмь», а смысловые — в личностные проявленные фигурные структуры и фоновые характеристики. Но на уровне содержаний и функций сознания эти формы становятся относительно независимыми от породившего их «Я» и начинают взаимодействовать с другими, столь же относительно независимыми формами собственного сознания и поступающими извне стимулами (культурными нормами, воспитанием, социальными стимулами, личностными взаимодействиями и т.д.). И тогда исходный «проект» развертывания «Я» неизбежно искажается.

Внутренняя неудовлетворенность, сопровождающая жизнь большинства людей, определяется именно этим несоответствием личности как проекции данного, особенного «Я» и тем, что получилось на самом деле. А на самом деле проекция исказилась под воздействием совокупности факторов — языковых, социально-нормативных и т.д. И есть причина такой легкой податливости воздействию этих факторов — исходная слабость человеческого «Я» по сравнению с формирующей его сознание стимуляцией, слабая проявленность волевого начала в процессе становления и жизни отдельного человека.

Психология bookap

Восстановление идеального «Я» прямо связано с полной осознанностью и подконтрольностью своей воле развернувшихся личностных структур. Это позволяет сравнить «идеальные» и «искаженные» структуры личности, выявить факторы, приведшие к искажениям, и ассимилировать «искаженную» личность как форму приспособления к окружающему Миру.

Выход «за пределы "Я"» позволяет пережить «иное Я» и развернуть его в иные личностные структуры. Эта практика будет рассмотрена в разделе, посвященном личностной трансформации.