Глава 7. «Невосприятие»


7.1. Визуальное «не-восприятие»

Об особом классе форм сознания — «не-восприятиях» — мы уже говорили, рассматривая визуальный плоскостной цикл. Перцептивное внимание, вынесенное за пределы своей модальности, концентрируется «на том, чего нет». Проще всего это сделать с визуальным полем, в котором представлены основные классы объектов психонетической работы, а потом применить аналогичную процедуру к полям восприятия иных модальностей.

Визуальное не-восприятие формируется при переносе внимания за пределы поля зрения. Обычный прием — последовательный переход от дКВ к КБ на границах поля зрения: внимание покидает центральное поле зрения, постепенно сгущаясь на периферии. Утончение «ободка внимания» приводит к резкому переходу внимания за пределы поля зрения. На этом процедура заканчивается — далее распространяться вниманию просто некуда, поскольку за пределами поля зрения «нет ничего». Там нет и пространственных разделений, поэтому не-восприятие формируется сразу, без какого-либо дальнейшего распространения. Не-восприятие — это зона отсутствия восприятия, но восприятия вполне определенной модальности, в данном случае визуальной. В этом и заключается парадокс: то, чего нет, оказывается вполне определенным отсутствием — визуальным отсутствием.

Подчеркнем, что речь идет именно о внимании, направленном на зону не-восприятия, а не об отсутствии восприятия как такового. Восприятие прекращается в тот момент, когда все ресурсы внимания стабильно задействованы в зоне не-восприятия.

После обретения опыта выхода за пределы визуальных границ появляется возможность формирования визуального не-восприятия путем переноса внимания назад, за ту точку, где расположен условный наблюдатель. Процедура несколько жутковатая, поскольку если в первом случае сохраняется привязка к визуальному пространству и предполагаемым предметам в нем, то во втором случае внимание покидает визуальное пространство как таковое.

7.2. Аудиальное не-восприятие

К аудиальному не-восприятию перейти сложнее. Слуховое восприятие является более принудительным, чем зрительное. Глаза можно закрыть, и тогда нам кажется, что визуальное восприятие почти полностью прекратилось, — а слуховое восприятие остановить невозможно. Одна из существующих классических рекомендаций: переместить аудиальное внимание внутрь головы — туда, где гарантированно нет звуков.

Это достаточно сильный прием, реализующий цели, для которых он был разработан. Он освобождает время от наполненности звуками и позволяет пережить абстрактный ход времени (не-форму времени), но не создает предпосылок к выходу за пределы восприятия времени.

Более радикальный прием связан с подавлением восприятия времени, когда актуальное настоящее сокращается до мгновения, и практикующий продолжает дальнейшее сокращение интервала времени, используя инерцию сокращения так же, как используется инерция переноса внимания к периферии поля зрения при формировании визуального не-восприятия. Если при сужении актуального настоящего до мгновения разрушаются «звуковые фигуры», существующие во времени, то при дальнейшем погружении внимания в мгновение исчезают и временная длительность, и звуки как объект внимания.

7.3. Соматическое не-восприятие

Не менее сложным делом является формирование соматического не-восприятия. Перенос соматического внимания вовне можно осуществить от внутреннего неопределенного ощущения тепла у поверхности тела, и проходя вниманием сквозь тактильные ощущения дальше. На практике осуществить это гораздо труднее, чем вынести внимание за пределы поля зрения. Если в зрительном поле феномен границы достаточно четко выражен, то границы тела в соматических переживаниях никак не представлены. Соматические ощущения не экранируют друг друга, и опыт границ к соматике может быть применен лишь по аналогии с полем зрения. Поэтому существенной поддержкой здесь может служить одновременное проведение процедуры формирования визуального не-восприятия и процедуры вынесения внимания за пределы тела.

Для этого используется одновременная дКВ по визуальному и соматическому перцептивным полям. Когда дКВ становится достаточно глубокой, различия между тактильными (и другими соматическими) и визуальными ощущениями исчезают, любое действие или изменение внимания в одном поле порождает аналогичное действие или изменение в другом. В данном случае речь идет об изменении уровня дифференциации объекта внимания — о переходе от дКВ к не-восприятию. Поскольку двойная дКВ порождает целостный объект внимания — однородный визуально-соматический фон, то изменение уровня дифференциации одной составляющей изменяет уровень дифференциации всего объекта: фон превращается в не-восприятие.

Во избежание недоразумений следует пояснить, что когда внимание переходит на другой объект в том же поле, это означает выделение вниманием того аспекта, который был подавлен более сильным аспектом. В любом воспринимаемом объекте можно выделить его фигуру, фон, из которого внимание выделило фигуру объекта, не-форму, то есть то абстрактное, на что этот объект спроецирован (чем он воспринят или из чего он возникает), и аспект отсутствия, «место, где его нет». Человеческое сознание устроено так, что фигура сильнее и агрессивнее фона, фон сильнее и агрессивнее не-формы, не-форма сильнее не-восприятия. Внимание, концентрируясь на одном из аспектов, лишь подавляет остальные.

Этот последовательный переход от одного аспекта воспринимаемого к другому означает изменение качества внимания, переход к тому качеству внимания, которое позволяет выделить заданный аспект (фигуру, фон, не-форму и не-восприятие). Изменение качества внимания по отношению к одной из составляющих комплексного объекта, состоящего из нескольких других объектов (в нашем случае выделение аспекта не-восприятия в визуальном компоненте визуально-соматического фона), ведет к выделению того аспекта в комплексном объекте, которому это качество соответствует. Описанный прием будет не раз использоваться в дальнейшем.

7.4. Не-восприятие пространства

Это совершенно особый вид не-восприятий, поскольку внимание должно быть вынесено за пределы трехмерности, должно преодолеть трехмерность, выйти в нечто обширное, внешнее по отношению к пространству как таковому. Опыт обнаружения (а значит, наличия) предметов за пределами видимого, слышимого и телесно-ощущаемого есть у всех. Этот опыт помогает сформировать соответствующие не-восприятия, но опыта наличия предметов вне трехмерного пространства нет (без соответствующей практики) ни у кого.

Достичь пространственного не-восприятия можно, используя описанный в п. 6.3. прием изменения качества внимания по отношению к одной из составляющих комплексного объекта. Для этого нужно совместить объемную дКВ и соматическую или аудиальную дКВ. Тогда операция перемещения внимания за пределы аудиального или соматического перцептивного поля переносится и на восприятие пространства.

Это небезопасная операция, сопровождающаяся переживанием соприкосновения с чем-то невыносимо жутким: если в других видах не-восприятия присутствует знание о том, что в этих невоспринимаемых областях наличествует нечто известное, то за пределами пространства ничего известного нет, и вместе с тем присутствует такая же грандиозность, как и в наблюдаемом или бесконечном пространстве.

7.5. Тотальное не-восприятие

Это — одновременное выполнение основных не-восприятий. Опыт тотального не-восприятия служит хорошей подготовкой к сохранению непрерывности осознания при переходе к медленному сну или потере сознания. Переход к тотальному не-восприятию лучше начинать с визуального, постепенно добавляя перенос внимания за пределы других перцептивных полей. При наличии достаточного опыта такого одновременного вывода внимания за пределы восприятия основных модальностей и опыта тотальной дКВ возможно формирование тотального не-восприятия при переходе от тотальной дКВ. В этом случае возникает гораздо более сильное состояние, чем при последовательном расширении не-восприятия на новые области: скачкообразные переходы исключают постепенную адаптацию к новым переживаниям.

3-я фаза ВМ в сочетании с тотальным не-восприятием создает предпосылки для перехода к тотальной субъектности: чистому объекту, каковым является тотальное не-восприятие, может быть противопоставлен только чистый субъект, лишенный каких-либо качеств.

7.6. Не-восприятие как состояние и как концентрация внимания на областях за пределами восприятий

Говоря о не-восприятии как объекте, не следует путать его с прекращением работы восприятия. В нашем случае речь идет о сосредоточении внимания на зонах за пределами восприятий, а не о состоянии не-восприятия. КВ на не-форме или на не-восприятии принципиально ничем не отличается от сосредоточения внимания на фигурных объектах. Точно так же сохраняется остаточный перцептивный фон, фиксируются команды инструктора, и сохраняется фоновая готовность перейти к действиям, не связанным с практиками. При состоянии не-восприятия работа внимания полностью прекращается, и не-восприятие становится состоянием, вплотную примыкающим к «Я». Внимание —посредник между «Я» и содержаниями сознания — при этом полностью прекращает свою работу.

Опыт работы с не-восприятиями как объектом при объединении с опытом управления перцептивными средами позволяет подойти к реальным состояниям не-восприятия, когда восприятия теряют присущую им вынужденность и, будучи управляемыми, могут быть полностью прекращены. Но для этого необходим уровень управления, позволяющий оторвать перцептивные процессы от их физиологического субстрата. Остановка перцепции в сочетании с вниманием, вынесенным на тотальное не-восприятие-как-объект, ведет к не-восприятию-как-состоянию-сознания. В этот момент «Я», точнее, его активная субъектная сердцевина, оказывается один на один с наиболее абстрактным из всех объектов сознания. Не-восприятие обретает статус отражения особой реальности мира. Следующий шаг — отход от не-восприятия-как-объекта, когда «нет ни восприятия, ни не-восприятия», — означает переход к чистой субъектности.

7.7. «Не-память»

Остановка работы памяти как функции следует отнести к классу работ с не-восприятиями.

Память является основой идентичности «Я». Ее остановка при сохранении волевой активности (волевой позиции «Я») ведет к парадоксальному состоянию — сохранению субъектности без опоры на сформировавшиеся в течение предшествующей жизни личностные структуры и соответствующий «фон памяти».

Прием, останавливающий память, идентичен приему, используемому при работе со временем — сосредоточению внимания на текущем мгновении с подавлением образования звуковых и иных фигур во времени. При этом любое воспоминание теряет свою целостность и не соединяется с другими воспоминаниями в единую целостную систему. Но это означает, во-первых, отсутствие восприятия как такового (если мгновенное восприятие не соотносится с другими, находящимися в оперативной памяти, то оно не осознается и не становится основой ориентации «Я» в мире-вне-«Я»), и, во-вторых, прекращение процесса принятия решений и планирования как деятельности, состоящей из множества отдельных расположенных во времени актов. В этом случае сохраняющаяся активность субъекта реализуется в совершенно иных формах, не встречающихся в обычной жизни.

Но на начальных этапах практики остановка памяти не столь радикальна. Не-память можно наблюдать как объект, сохраняя отдельные редуцированные операции «Я». При этом «Я» соотносится с ходом времени, но продукция воспоминаний и соотнесение их с текущими восприятиями (узнавание их) полностью прекращается.

Для превращения состояния подавленной памяти в объект-не-восприятие, в не-памятъ, следует, оставаясь вне памяти, восстановить в сознании ход времени как не-формы. Тогда появляется возможность наблюдения и не-памяти, и появления абстрактной подосновы памяти, и памяти как фона.

В этой позиции сохраняется и удерживается в течение всего времени работы бесформенная смысловая установка на наблюдение не-памяти и недопущение возобновления работы памяти. Решение о выходе из состояния также производится исключительно волевым, лишенным оформления и отраженным лишь в смысловом переживании, действием.

В дальнейшем это достижение послужит основой для формирования альтернативных личностных структур.

7.8. Циклы «не-восприятий»

Циклы и наслоения не-восприятий могут строиться так же, как циклы и наслоения не-форм. Это вполне допустимые процедуры. Однако они могут использоваться лишь после тщательной проработки каждой из форм не-восприятий. Наслоение производится как последовательное расширение зоны не-восприятия на смежные модальные поля вплоть до тотального не-восприятия. При этом не-восприятия утрачивают свой модальный характер, и реальность вне «Я» становится тотальным отсутствием всего, фундаментальной пустотой.

7.9. Не-восприятия и динамика «Я»

Еще раз подчеркнем сказанное в п.6.6: описанные процедуры ведут к формированию особых классов объектов, которые можно рассматривать как описание особого состояния «не-восприятия», характерного для некоторых традиционных практик. Но это лишь описание, а не состояние как таковое. Переход от описания к реальному состоянию требует глубокой сосредоточенности на объектах-не-восприятиях и поглощения этих объектов субъектом.

Формирование тотального не-восприятия, естественно, сопровождается изменением «Я». В первой фазе ВМ, когда доминирует фигуративное восприятие, формула «Я семь» оформляется как произносимое про себя слово, звучание или образ, т.е. как фигура. «Я» отражается (не отождествляется, но отражается) в фигуративном слое тоже как фигура, словесная или образная.

На стадии дКВ «Я семь» развертывается как состояние, поскольку «высказывание» «Я» о себе возможно только как «высказывание-фон» — ничего другого в распоряжении «Я» нет. Реальность «не-Я» в дКВ — это реальность фона, а не объекта.

При переходе к не-формам «Я» не может быть выражено (отражено) в чувственных формах (фигурах или фоне). «Я семь» становится не состоянием, а позицией. На этом уровне ВМ становится разнесенной с любыми психическими процессами.

Переход к не-восприятиям означает упразднение и позиции «Я есмь». «Я» не может ни в чем отразиться. В этот момент «Я» лишается какой-либо определенности вообще, становясь чистым субъектом. Восстановление качественной определенности «Я» означает восстановление тотальной бесформенности не-«Я». Тогда соотнесение «Я» — не-«Я» вновь становится позицией.

При описании перехода от «Я», соотнесенного с не-формами, к «Я», соотнесенному с не-восприятиями, возникают терминологические тонкости, связанные с различным определением «Я». «Я» не тождественно личностным структурам, — но входит ли в понятие «Я» качественная определенность как проявленная данность?

Если «Я» понимается как чистая субъектность, лишь содержащая потенцию развертывания в это, в конкретное «Я», то при переходе к не-восприятию «Я» сохраняется. Если же в понятие «Я» включается его проявленная определенность, то сдвиг в слой не-восприятия рассматривается как исчезновение «Я».

С нашей точки зрения, речь идет о терминологической договоренности. Переход от не-восприятий к не-формам, фону и фигуративности восстанавливает определенность «Я» и личностные структуры в прежнем виде. При условии, конечно, что не было волевого намерения развернуть иное «Я» и иную личность. Но такое намерение возможно лишь в слое чистой волевой субъектности, предшествующем смысловому слою.