Шаг 6

Классика жанра

Дейл Карнеги. «Как перестать беспокоиться и начать жить»

Весной 1871 года один молодой человек встретил в книге фразу — всего 21 слово. Эта книга оказала огромное влияние на то, как протекала вся его последующая жизнь.

Студент-медик Монреальской больницы на тот момент озабочен был только предстоящими выпускными экзаменами и дальнейшим, тем, что ждет его впереди. Двадцать одно слово, прочитанное им в 1871 году, помогло ему стать самым известным врачом своего поколения.

Этот студент организовал известный во всем мире медицинский институт имени Джона Гопкинса. Этот врач стал профессором, возглавившим кафедру в Оксфорде, которая была учреждена самим английским королем, то есть смог удостоиться самой великой почести, которую только может заслужить медик в Англии. После его смерти была издана книга, которая состояла из двух толстых томов, в которых были рассказы о его жизни. Имя этого врача Уильям Ослер.

И вот то 21 слово, которое он прочитал весной 1871 года. Это слова из Томаса Кармеля: «Наше главнейшее дело не смотреть на то, что покоится вдали в туманной завесе, а исполнять то, что находится прямо под рукой».

Спустя 42 года, весенним теплым вечером сэр Ослер имел беседу со студентами Йельского университета. Он сказал им тогда, что люди совершают ошибку, полагая, что он, врач и профессор четырех университетов, написавший несколько книг, является обладателем «мозгов особого качества». Он уточнил, что родственники и друзья видят, что у него совершенно обычные способности.

В чем же тогда секрет его успеха?

Этот секрет объясняется тем, что Ослер старается существовать в рамках одного дня. Что же он подразумевал под этим высказыванием? За несколько месяцев до этой беседы он плыл по Атлантическому океану на огромном океанском лайнере, капитан которого, стоя на мостике, имел возможность одним нажатием кнопки перегородить лайнер водозащитными перегородками.

«Каждый из присутствующих, — сказал сэр Ослер, — более высоко организован, чем такой лайнер, и способен выдержать более длительное плавание. Моя задача—убедить вас и научить жить, не заглядывая дальше одного дня, с целью повысить безопасность плавания. Можете взойти на мостик, нажимать кнопку и слушать, как металлические двери захлопываются за умирающими прошедшими днями. Нажмите следующую кнопку и закрывайте железным щитом будущее — еще не наступившие завтрашние дни.

Это обеспечит вам безопасность — безопасность именно сегодня. Заприте прошлое! Пусть прошлое само похоронит себя. Вам нужно отгородиться от грядущих дней, которые проторили многим людям путь к смерти. Вес завтрашних проблем, помноженный на вчерашние, и с тем весом, которым вам приходится нести сегодня, может пригнуть и очень сильных людей. Заприте дверь в будущее, так же плотно, как сделали это с прошлым.

Будущее — это сегодня. Завтра не существует. День, когда вы спасетесь, — это сегодняшний день. Депрессии и проблемы последуют за человеком, который беспокоится о будущем. Поменяйте „корму и нос" и выработайте привычку жизни в рамках, ограниченных одним днем».

Разве сэр Ослер говорил о том, что мы не должны подготавливаться к наступлению завтрашнего дня? Совсем нет. В своей речи он говорит о том, что самый лучший способ, который может помочь подготовиться к завтрашнему дню, — это полная концентрация интеллекта, максимальный энтузиазм в процессе выполнения самым добросовестным образом именно тех дел, которые существуют сегодня…

Самый ужасающий комментарий к нашему образу жизни — это факт, который заключается в том, что на почти половине коек в наших больницах лежат пациенты, которые страдают нервными заболеваниями или психическими расстройствами, пациенты, которые сломлены непомерным грузом скопившихся вчерашних дней и страхом перед завтрашними днями. При этом подавляющее большинство этих людей могло бы спокойно получать от жизни удовольствие, чувствовать себя счастливыми и приносить своей деятельностью пользу окружающим людям, если бы они следовали завету Иисуса Христа, который гласит: «Не тревожьтесь о завтрашнем дне», или советам Уильями Ослера: «Нужно жить в „отсеке" сегодняшнего дня».

Каждый из нас, и вы, и я, в эту секунду находимся на перекрестке двух вечностей: не имеющего границ прошлого, которое длилось целую вечность, и будущего, устремленного вперед до самого последнего момента летоисчисления. Вероятно, человек не может одномоментно находиться в одной и другой вечности — это невозможно даже на одну долю секунды. В попытках добиться этого мы можем надорвать свое физическое здоровье и умственные возможности. Поэтому нужно быть довольным уже и тем, что есть возможность жить в том уникальном отрезке времени, в котором мы сейчас и живем, — от существующего момента до отхода ко сну.

«Любой способен нести свою ношу, какой бы тяжкой она ни была до самого прихода ночи, — написал Роберт Луис Стивенсон. — Каждый из нас может выполнять свою работу, какой бы трудной она ни была, в течение одного дня. Любой из людей может жить, храня в душе нежность, терпение, любовь к окружающему миру и добродетель до самого захода солнца. И вот именно в этом и состоит настоящий смысл нашей жизни».

(…)

Одним из наиболее трагичных свойств человеческой природы, насколько мне известно, становится наша склонность, которая заключается в откладывании осуществления своих надежд на будущее время. Мы все время мечтаем о некоем чудесном саде, полном цветов, который виднеется за горизонтом, — и все этого вместо того, чтобы успеть насладиться теми розами, которые уже растут под нашими окнами сегодня. «Как странно проводим мы тот небольшой отрезок времени, который называем нашей жизнью, — так написал Стивен Ликок. — Ребенок говорит: „Как только я стану юношей…" Но что означают эти слова? Юноша, в свою очередь, говорит: „Когда я повзрослею…" И когда наконец становится взрослым, человек говорит: „Вот когда я женюсь…"

Потом он все же женится, но понимает, что в его жизни мало что изменилось от этого события. Тогда человек начинает думать дальше: „Когда я смогу уйти на пенсию". И уже когда он все-таки достигает того самого пенсионного возраста, то, оглянувшись на оставленный им позади жизненный путь, чувствует, как будто ледяной ветер обдувает его лицо, потом ему открывается жестокая правда, которая состоит в том, что он очень много упустил в жизни, как много безвозвратно ушло.

Мы слишком поздно можем понять, что смысл нашей жизни как раз и заключается в самой жизни, в насыщенности ритма каждого прожитого дня и часа».

Карнеги в этом отрывке буквально превзошел самого себя. Давненько я не читал у него таких здравых материалов, да еще таким понятным языком выраженных. То, о чем Карнеги говорит в этом отрывке, возможно, единственная настоящая проблема современных людей. Именно из этой проблемы, фигурально выражаясь, «растут ноги» всех остальных неприятностей. Сначала мы, как заводные зайцы, исступленно перебирая лапами, стремимся к чему-то, упорно не замечая ничего вокруг, а когда наконец добираемся до намеченного счастья и спокойствия выясняется, что батарейка была не «Энерджайзер», потому что всех сил только и остается, чтобы обессиленно упасть на землю, потеряв способность не только наслаждаться данной ситуацией, но и испытывать наслаждение в принципе. Человек так запрограммирован, что, за исключением редких случаев, просто не может поверить в конечность собственного существования. Все кажется, что черновик пишем.

Вообще-то, словечко «программирование», мне не очень нравиться, пусть и в приложении к хорошему слову «позитивное». Какой-то у меня нездоровый ассоциативный ряд выстраивается: программирование—зомбирование—кодирование. Будучи очень свободолюбивым человеком, я стараюсь держаться подальше от людей, которые рвутся поработать с моим подсознанием. Пусть даже и с положительными намерениями. Поэтому способы, которые предлагает Линей Дане для решения подсознательных проблем, нравятся мне именно отсутствием при этом процессе посторонних. Приятно думать, что я сам могу справиться со своими «тараканами» в голове. А все остальные люди, которые ходят к психоаналитикам, очень и очень не правы в том, что так быстро и доверчиво расстаются со своими деньгами.

Психология bookap

Кстати, вы наверняка замечали, что зверь под названием «психоанализ» не прижился в наших суровых северных широтах. Никак русский человек не может понять, в чем же польза часовых бесед с посторонним человеком, который рассказывает о тебе какие-то странные, ненормальные и иногда даже пугающие вещи. Это все от повышенного здравомыслия, вызванного излишне суровым климатом и условиями существования. Ведь психоаналитик, который за здорово живешь может объяснить тебе, почему ты каждый раз при виде шефа впадаешь в ступор, не предъявит никаких вещественных доказательств своих выводов. И ведь не проверить никак. Заморочит голову, разбирайся потом. Да и понимает русский человек — говорильней делу не поможешь. Вот все, что угодно, может помочь, только не говорильня. Если уж совсем припекло, можно книжку умную прочитать, но это как максимум посторонней помощи. А так сам напортачил — сам расхлебывай. И как бы западные психологи не твердили о пользе психоанализа, даже западные же сценаристы комедийных фильмов начинают понимать, что это не совсем так. То есть совсем не так.

В свете такой безнадежной (в смысле посторонней помощи) картины выхода из депрессий и решения своих проблем методики, которые позволяют усидеть на двух стульях — и изменить свое подсознание, повернув вектор к позитиву, и сделать это самостоятельно, представляют значительный интерес. Опять же говорильни мало — дела много. А такая пропорция позволяет надеяться, что при применении этих методик может выйти значительный толк.