ЧАСТЬ 1. О связи между душой и мозгом

Глава 1. ДУШИ БЕССМЕРТНОЙ ХРУПКАЯ ОБИТЕЛЬ


...

Обратная связь между мозгом и душой

Эта книга поможет вам наладить связь между функциями мозга и состоянием души. Здоровая душа усиливает работу мозга, а полноценный мозг необходим для здоровья души.

Подобно аппаратному обеспечению компьютера мозг должен функционировать на оптимальном уровне, и тогда он сможет выполнять жизненные программы (воспитание детей, обучение, взросление, профессиональное образование, интимные отношения, прохождение через возрастные кризисы).

Когда компьютеру не хватает памяти или скорости, он не способен успешно выполнять программы. Точно так же и плохо работающий мозг не способствует стабильности души и жизни.

Однако, как и в случае с компьютерами, для полноценной жизни нам нужно не только хорошее «железо». Микросхемы компьютера бессильны, если на нем не установлены эффективная операционная система и подходящие программы.

Аналогично и человеку, помимо здорового мозга, требуется должное программирование: позитивное воспитание, правильное питание, опыт положительных взаимоотношений, отсутствие хронического стресса, ясные цели, положительные мысли и чувство благодарности ко всему окружающему. Все это нужно, чтобы мозг работал нормально. Между мозгом и событиями нашей жизни существует динамичная обратная связь. Мозг воздействует на наше поведение, а поведение воздействует на работу мозга.

Наши последние исследования показали, что на работе мозга положительно или отрицательно сказываются все мысли, чувства и социальные взаимодействия. Связь между душой и мозгом проявляется во всем, что мы делаем. Приняв это, мы сможем лучше познать свое «я» и понять высоты и пропасти человеческого бытия. Связь между душой и мозгом поможет нам понять:

• что такое «хорошо» (как работал мозг матери Терезы и Махатмы Ганди);

• что такое «плохо» (как работал мозг Адольфа Гитлера и других диктаторов);

• что такое «грех» (в Новом Завете греческое слово «грех» (герматиа) переводится как «непонимание знаков», что вполне согласуется с представлением о плохой работе мозга);

• что такое любовь (мозг благополучных в личных отношениях людей работает лучше, чем у тех, кто несчастлив в личной жизни);

• что такое ненависть (судя по моему клиническому опыту, у многих расистов мозг функционирует абнормально);

• откуда берется жестокое отношение к детям (часто это объясняется проблемами работы мозга).


Я видел множество пациентов Amen Clinics, которые отчаянно искали пути к лучшей, более полноценной, мирной и полной надежды жизни. Они хотели жить, любить и чувствовать привязанность к чему-нибудь. Вместо этого они были подавлены, озлоблены, одиноки, несчастны и изолированы от окружающих. Клинические техники исцеления мозга, описанные в этой книге, помогут вам оптимизировать работу мозга и улучшить личные и служебные отношения, а также духовную жизнь на самом глубоком уровне.

Но что мы знаем о душе? Могут ли нейробиологи исследовать душу?

Позвольте мне рассказать немного о себе.

Я вырос в очень религиозной семье и был воспитан в римско-католической вере. Моя семья эмигрировала в США из Ливии, у меня пять сестер и брат. До конца девятого класса я ходил в католическую школу и много лет служил алтарным мальчиком. Мне привили очень ясные представления о том, что правильно, а что нет, что есть добро, а что зло, что такое ад, рай и Страшный суд. Все эти представления перешли со мной и во взрослую жизнь.

Во время Вьетнамской войны моя дата рождения попала в призывную лотерею, и я вступил в армию США и проходил курс военного врача. К счастью, меня послали не во Вьетнам, а в Германию. Там я, одинокий солдатик, встретил Кристин — хорошенькую маленькую сотрудницу большой компании. Она пригласила меня сходить с ней на церковную службу. Оказалось, что это была церковь евангелистов-пятидесятников, в которой люди кричат, молятся на разных языках и переживают длительные интенсивные сеансы исцеления.

Сначала мне было не по себе в их церкви, особенно из-за ужасного шума. Как католик, я привык к тихим храмам, а та церковь была какой угодно, но не тихой. Она была наполнена эмоциями и поклонением. Я повстречал нескольких удивительных людей и стал активным участником христианской группы «Проблемы подростков» (Teen challenge), которая работала с наркоманами. Это было то, чем я интересовался в психиатрии. Теперь всем известно, что многие из пристрастившихся к наркотикам не поддаются врачебному лечению, но избавляются от зависимости, когда обретают веру и связь с Богом. А тогда для меня это были удивительные наблюдения.

Проведя три года в Германии, я был демобилизован и на протяжении года посещал Оранж Кост Колледж, а затем и Университет Вангард, колледж Ассамблеи Библии Бога в Южной Калифорнии и изучал биологию и Библию. Я мечтал стать врачом, но хотел, чтобы моя жизнь строилась на серьезной духовной основе.

Ничто в Библии не мешало мне изучать медицину и ничто в биологических науках не противоречило моей вере. В 1978 году мне повезло попасть в класс медицинского колледжа Университета Орала Робертса.

Священник и духовный целитель Орал Робертс напряженно работал, чтобы объединить знания о духовном исцелении и медицинском лечении. Я чувствовал, что это плодотворная идея. Думаю, что меня приняли туда из-за фамилии. Наверное, им нравилось, что выпускником их медицинского факультета станет доктор, чья фамилия означает «аминь».

Университет Орала Робертса был необыкновенным местом. Нас серьезно готовили к врачебной работе, но это происходило в атмосфере любви, сострадания и молитвы. Мы отличались от всех медицинских факультетов страны. Нас учили молиться вместе с пациентами, записывать их истории болезни как духовные и принимать во внимание при лечении одновременно разум, тело и дух человека. На занятиях мы разбирали тему греха и болезни. Многие фундаментальные христиане верят, что физические и эмоциональные заболевания происходят из-за недугов души — что обычно болеют те, кто грешит. Другие считают, что все мы когда-нибудь болеем и умираем, это неотъемлемая часть природы, а идеи греха только вгоняют людей в мучения бесполезного чувства вины, когда вы вините свою греховность в появлении болезни. Эта проблема весьма сложна и неоднозначна.

После медицинского факультета я проходил психиатрическую практику в Армейском медицинском центре Уолтера Рида в Вашингтоне — это самый большой военный госпиталь страны. В качестве сотрудника я посещал классы терапевтов и армейских священников, где нам рассказывали о взаимосвязи между медициной и духовностью. Я узнал, что 70 % населения США являются глубокими сторонниками фундаментальной религии, и медики, священники и раввины должны работать вместе, чтобы блюсти интересы своих пациентов.

Через год медицинской подготовки мне стало ясно, что в пазле, описывающем духовность и исцеление, отсутствуют многие элементы. Во время ординатуры я узнал, что чем больше человек был предан своей вере, будь то католицизм, протестантство, иудаизм, буддизм или ислам, тем здоровее он выглядел.

Такие пациенты реже нуждались в помощи психиатра, чем атеисты. Исследователи из Университетов Гарварда, Дьюка и Джона Хопкинса тоже подтвердили, что глубоко верующие люди обладают лучшим физическим и эмоциональным здоровьем. Конечно, можно возразить, мол, все наоборот: более здоровым людям проще поддерживать отношения с окружающими, и поэтому они посещают религиозные общины.

Следующая подсказка стала очевидной, когда я проходил практику по детской и подростковой психиатрии в Медицинском центре Рипли в Гонолулу, Гавайи. В то время я много работал с детьми, подростками и семьями.

Я консультировал в школах, работал с больными ребятишками, лечил тинейджеров с такими серьезными проблемами, что они не могли находиться в родном доме, и вел терапевтические группы для детей и родителей. Я узнал, что для здоровья мозга очень значим период раннего развития: положительная среда питает интеллект и эмоциональную зрелость, а негативная и бедная среда (что, увы, встречалось чаще) разрушает функции мозга и способствует развитию психических отклонений и отставаний в учебе.

Любой детский психиатр знает, что к подобным проблемам детей располагает генетический фактор, однако среда играет важнейшую роль в возникновении и проявлении этих проблем.

Третий кусочек пазла встал на место в 1990 году. После армейской службы я учредил частную психиатрическую клинику в Файерфилде, Калифорния, в 40 милях к северу от Сан-Франциско. У меня были как собственные пациенты, так и те, кого ко мне присылали больницы. Я также руководил отделением больницы, где лечили пациентов с пристрастиями к наркотикам и алкоголю, у которых одновременно были диагностированы психиатрические расстройства. На одной из больничных лекций я узнал о томографической технологии ОЭКТ — ядерном исследовании мозга, при котором впрыснутые в вену крохотные количества радиоактивного вещества позволяют отследить внутреннюю работу живого мозга.

Психология bookap

В отличие от магнитно-резонансной томографии (МРТ) и компьютерной аксиальной томографии (КАТ), подробно демонстрирующих анатомию мозга, ОЭКТ (однофотонная эмиссионная компьютерная томография) оценивает только физиологию, функционирование мозга.

Мне рассказали, что ОЭКТ применяется при диагностике инсультов и травм головы, а также в научных целях — для изучения депрессии, расстройств внимания, шизофрении и обсессивно-компульсивных нарушений. С помощью ОЭКТ можно увидеть паттерны работы мозга, связанные с психиатрическими заболеваниями. С моей точки зрения, это означает, что многие душевные расстройства можно интерпретировать как заболевания мозга. От таких возможностей у Зигмунда Фрейда слюнки бы потекли, ведь они позволяют увидеть внутреннюю связь между работой мозга и поведением. Чем больше я узнавал об ОЭКТ и схожих технологиях, тем сильнее верил, что они изменят психиатрию еще при моей жизни, хотя в то время я не представлял, что сам стану частью этого процесса.