Глава 1. Краткий исторический экскурс


...

Влияние страстей и пороков на формы лица

В 1912 г. русский психиатр профессор Иван Сикорский выпустил большой труд «Всеобщая психология с физиогномикой». Впрочем, Сикорский вовсе не пишет о том, как определять по внешним признакам особенности характера человека (не говоря уже о том, чтобы предсказывать его судьбу). Он анализирует, с какими эмоциями связаны перемены в лице, зависящие от работы многочисленных мышц, придающих лицу необычайную подвижность и изменчивость. Вот, например: «Злость выражается сокращением пирамидальной мышцы носа. Сокращаясь, эта мышца дает характерное положение брови, именно – понижает ее внутренний угол, отчего бровь принимает косое положение, противоположное тому, что при печали, в то же время на переносье появляются горизонтальные складки».

Уже доказано, что под влиянием добродетельной и нормальной жизни человек имеет на себе отпечаток спокойствия, уверенности, ясности во взгляде и даже приобретает выражение как бы блаженства и вполне гармоничен. Под влиянием же страстей и пороков, напротив, его физиономия принимает неприятное выражение: она как бы сжата, искажена, черты не имеют того гармоничного выражения, как мы видим это на физиономии порядочного человека, а напротив, она иногда бывает поражена характерным подергиванием, что не может ускользнуть от внимательного наблюдения, так как все эти признаки есть явления как неспокойствия души, так и болезненных пертурбаций, вызывающих отвращение в душе нравственного человека.

Природа – великий геометр и математик; все ее операции происходят на строго геометрических данных и числах, которые она применяет к своим творениям. Нет ни одного типа, части которого не гармонировали бы между собой.

Каждое человеческое лицо содержит в себе геометрическую фигуру – четырехугольник, круг, овал, треугольник или конус (о котором своевременно будет сказано – см. рис. 9), а иногда даже по две фигуры, что легко можно открыть при внимательном наблюдении.

Считаем не лишним сказать, что эти эволюции имеют частный характер, так сказать, благоприобретенный или видоизмененный образом жизни данного индивидуума; что же касается геометрического типа, то он остается без всякой перемены, несмотря на влияние вышеупомянутых условий.

Коренные же изменения в человеческой личности и ее судьбе могут произойти лишь благодаря видоизменению лицевых костей, что получается только при перерождении из поколения в поколение, но это – дело времени, а не внезапных переходов; природа никогда не делает скачков, но поступает математически правильно и постепенно.

Таким образом, четырехугольный тип лица после вековых эволюций может перейти в овальный, а потому фамильный тип изменяется медленно, но не до неузнаваемости, и при условии отсутствия ряда скрещиваний.

Тип человеческого лица определяет форму тела: например, если тип четырехугольный, то все в человеке будет четырехугольное, словно вырубленное.

Если же встреченный вами человек округл, то все будет округло, и т. д.


ris7.png

Рис. 7. Четырехугольный тип лица



ris8.png

Рис. 8. Овальный тип лица


«В человеческом теле все стремится установить одну цельную индивидуальность, – писал один из основателей хиромантии Альфонс Дебарроль, – все находится в полном согласии, дабы создать отличную от других личность. Все: и черты лица, и неровности черепа, и рост, и длина или малость членов, и походка, и взгляд, и голос, и движения, и даже почерк письма».

Встречающиеся же нарушения общей гармонии указывают на присутствие посторонних элементов в данном типе, способных повлиять на его характер в ту или другую сторону.

Психология bookap

Каждый индивидуум может свободно действовать в сфере своей личной деятельности, и под влиянием этой деятельности видоизменяются его ощущения и интеллектуальные качества: добродетели, страсти и пороки. Под влиянием же излишеств какой-либо особенной склонности соответственно изменяется и человеческая внешность, но контур, служащий основанием его характера, остается все тем же, какой дала ему природа, и это позволяет отличать одного человека от другого.

Без сомнения, формы лица неизбежно будут привязаны не только к геометрии, но и к географии. Европейцы, попав в азиатские страны, нередко жалуются, что азиаты там «все на одно лицо». Так же полагают и китайцы, живущие в среде европейцев, – все мы для них «на одно лицо». Весьма трудно научиться применять европейскую физиогномику на неграх или латиноамериканцах, поскольку существуют чисто расовые черты, которые могут ввести в заблуждение европейского физиогномиста.