Часть первая. Типы обольстителей


...

Кокетка

Способность оттягивать удовольствие свидетельствует о том, что обольститель виртуозно владеет своим искусством, ведь, заставляя жертву томиться в ожидании, он прочно удерживает ее в своей власти. Кокетки — великие мастера этой игры, заключающейся в «перетягивании каната» между надеждой и разочарованием. Они предлагают жертве приманку, суля награду в виде надежды, на плотские удовольствия, счастье, славу, власть; все это, однако, оказывается слишком труднодостижимым, но все же это лишь придает их жертвам сил и энергии, чтобы гнаться за ускользающей мечтой. Кокетки кажутся абсолютно самодостаточными — они держатся так, словно хотят сказать: мы в вас не нуждаемся, но их нарциссическое самолюбование только добавляет им притягательности. Вы стремитесь одержать верх в этой игре, но карты-то сдают они! Стратегия Кокетки заключается в том, чтобы никогда не давать полного удовлетворения. Подражайте Кокетке, чередуя жар с холодностью, и те, кого вы хотите обольстить, падут к вашим ногам.

Ключи к портрету

Принято считать, что Кокетки — изощренные мучительницы, насмешницы, виртуозно умеющие возбуждать желание своим вызывающим внешним обликом или поведением. Но в действительности суть Кокетки иная: это умение захватывать людей в эмоциональный плен и затем подолгу удерживать в своих коготках, дразня их и удовлетворяя желания лишь частично. Эта способность ставит Кокеток в ряд наиболее сильных и удачливых обольстителей.

Чтобы понять природу странной власти Кокетки, необходимо прежде уяснить для себя одно важнейшее свойство, присущее любви и желанию: чем более открыто вы кого-то преследуете, тем выше вероятность того, что вы его отпугнете, заставите убегать. Чрезмерное внимание может заинтересовать, польстить, но ненадолго, очень быстро оно надоедает, а в конечном итоге способно вызвать испуг и даже отвращение, За вниманием начинают угадываться слабость и униженность — сочетание, что и говорить, не очень-то соблазнительное. Как часто мы совершаем одну и ту же ошибку, полагая, что лучше все время держаться рядом, что постоянная близость служит своего рода страховкой. Что же касается Кокеток, то им от природы дано понимать во всех тонкостях динамику человеческих взаимоотношений. Они виртуозно определяют момент, когда лучше исчезнуть, разыгрывают холодность, удаляются на время, дабы вывести жертву из равновесия, ошеломить ее, запутать. Такие исчезновения придают им таинственность, и мы достраиваем их образ в голове. Добрая порция разлуки влияет и на наши чувства: вместо того чтобы почувствовать гнев, мы ощущаем неуверенность и незащищенность. А вдруг мы ей совсем не нравимся, а что, если она потеряла к нам интерес? И как только на кону оказывается наше тщеславие, мы бросаемся вдогонку за Кокеткой, чтобы только убедиться, что она нас не бросила, что мы по-прежнему ей хоть сколько-нибудь нужны. Помните: сущность Кокетки не в насмешках и искушениях, но в умении отступить, сделать шаг назад. Это их ключ к порабощению жертвы.

Кокетка эмоционально не заинтересована ни в ком, она самодостаточна. И это делает ее поразительно притягательной. Способность высоко ценить себя крайне важна в обольщении. Низкая самооценка отпугивает, уверенность в себе притягивает. Чем меньше интереса к окружающим вы демонстрируете, тем сильнее у них тяга к вам. Осознайте, насколько это валено, и всегда руководствуйтесь этим правилом — так вам будет проще справляться со своей собственной неуверенностью.

Кокетка должна, прежде всего, уметь вызвать радостный восторг у своего объекта, проявив к нему благосклонное внимание. Магнитом могут послужить сексуальность, известность, да все что угодно. В то лее время Кокетка посылает и противоположные сигналы, что вызывает у жертвы противоречивые реакции, заставляя ее беспокоиться и путаться.

Успех кокетства зависит от того, удастся ли нащупать ту схему, по которой вы будете воздействовать на объект, выводя его из равновесия. Стратегия эта действует безотказно. Раз испытав удовольствие, мы стремимся его повторить. Кокетка лее доставляет нам удовольствие, а потом лишает его.

Кокетки никогда не страдают от ревности — это не вписывалось бы в образ абсолютной самодостаточности. Однако они в совершенстве владеют искусством возбуждать ревность: уделяя внимание третьей стороне, создавая любовный треугольник, они показывают своей жертве, что, возможно, утратили к ней интерес. Сама схема треугольника весьма важна для обольщения, как в социальном, так и в эротическом контексте. Не забывайте, что необходимо сохранять дистанцию как эмоционально, так и физически. Это позволит вам смеяться к плакать по команде, набраться уверенности в себе и равнодушия к окружающим, а научившись этому, вы сможете свободно играть на чувствах людей, как на пианино.

Символ: Тень. Ее невозможно ухватить. Вы гонитесь за своей тенью, а она ускользает; повернитесь к ней спиной — и она тут же последует за вами. Это еще и темная сторона личности, то, что делает ее загадочной. После того как нам дарят наслаждение, тень разлуки заставляет нас тосковать и жаждать ее возвращения, подобно тому, как тучи заставляют нас ждать, когда выглянет солнце.

Можно взяться за дело, но при этом вести себя так холодно и снисходительно, чтобы нельзя было не заметить, что вы взялись за него не ради того, чтобы им [пациентам] угодить. Поставьте себе за правило не заискивать перед теми, кто ничего не дает, а хочет только побольше получить от нас. Мы можем дождаться, пока они не упадут перед нами на колени с мольбой, пусть даже ждать придется очень долго.


Зигмунд Фрейд, из письма к ученику. Цит. по кн.: Пол Розен, «Фрейд и его последователи»

Рассеянность, отказ от приглашения на обед, нечаянная, ненарочитая резкость приносят больше пользы, чем вся косметика и все красивые наряды мира.


Марсель Пруст

Женщины [нарциссистки] удостаиваются величайшего восхищения мужчин…Очарование ребенка в огромной степени коренится в его самолюбовании, самодостаточности и недоступности, точно так же, как очарование некоторых животных, игнорирующих нас, скажем, кошек…Мы будто завидуем их способности оставаться в блаженно-счастливом умонастроении — недосягаемая либидо — позиция, которой сами мы лишены со времен грехопадения.


Зигмунд Фрейд